“Золотая маска”: Говорим с жюри, вспоминаем номинантов

“Золотая маска”: Говорим с жюри, вспоминаем номинантов

«Золотая маска» вышла в этом году за пределы театрального гетто. Размах юбилейного фестиваля и громкие рекламные кампании привлекли внимание культурной публики. И сегодня судьбой главной театральной премии страны интересуются не только люди театра.
Три месяца москвичи ходили на спектакли-номинанты со всей России. Три месяца жюри оценивало драматические и музыкальные постановки. Сегодня ночью состоялось последнее совещание, и вечером на сцене Большого объявят лауреатов «Маски»-2014. Кто получит главный приз? В ожидании церемонии вспоминаем номинантов и расспрашиваем жюри о его работе.

“Золотая маска”: Говорим с жюри, вспоминаем номинантовАдольф Шапиро

Председатель жюри, режиссер, художественный руководитель проектов Театра юных зрителей им. А. А. Брянцева, народный артист Латвии, лауреат Государственной премии Латвии:

 

«Золотая маска» этого года отличается многообразием стилей, жанров, режиссерских поисков, использования сценического пространства… Достаточно большое количество спектаклей может претендовать на главные призы: за лучшую режиссуру, сценографию, актерскую работу. Выбирать лауреатов было трудно. На что жаловаться? Это свидетельство того, что наша театральная жизнь не так скучна, как кажется.

Мне трудно судить о популярности «Маски»: мы смотрим по два спектакля в день и сейчас далеки от нетеатрального мира. Но тот факт, что у жюри берут комментарий накануне объявления результатов, свидетельствует об интересе к этому событию. Всем, кто интересуется сценическим искусством, небезразлично, что происходит внутри и вокруг «Золотой маски».

“Золотая маска”: Говорим с жюри, вспоминаем номинантовМаксим Исаев

Художник, режиссер, создатель Русского инженерного театра «АХЕ»:

В этом году на «Маску» номинированы и комедии, и драмы, и даже детский спектакль. Основная сложность работы жюри — это договориться и выработать для них общие критерии оценки.

Если это лучшая работа режиссера, то мы должны оценивать общий замысел, работу режиссера с артистом, глубину погружения в тему. Что это за история, как она рассказана и насколько форма соответствует идее.

А лучший спектакль мы выбрали в последнюю ночь: до самого конца были в раздумьях. Споры возникали нешуточные. У нас разный возраст, разные профессии, и мы смотрим на то, каким должен быть театр, с разных углов. Но при этом мы очень уважительно относимся друг к другу: учитывалось мнение каждого.

 

“Золотая маска”: Говорим с жюри, вспоминаем номинантовЕлена Гремина

Драматург, режиссер, руководитель «Театра.doc»:

Самое приятное в работе жюри — это то, что ты совершаешь уникальное театральное путешествие по России и видишь спектакли, которые ты иначе вряд ли бы увидел. Я в обычной жизни смотрю в основном московские и питерские постановки, поэтому я открыла для себя некоторые спектакли и театры из регионов. Спасибо этой работе в жюри за такие впечатления.

Главный критерий оценки? Это если спектакль заставляет забыть о профессиональных критериях. Если я превращаюсь в обычного зрителя и меня захлестывают эмоции — значит спектакль действительно хорош. И в этом году такое со мной несколько раз было.

 

“Золотая маска”: Говорим с жюри, вспоминаем номинантовПолина Кутепова

Актриса театра «Мастерская П. Н. Фоменко», заслуженная артистка РФ, лауреат премии «Золотая маска»:

 

Этот год выдался сильным на спектакли. Выбрать лауреатов было очень сложно, потому что есть из чего выбирать. Хороших работ очень много. Однако были и такие, которым, на мой взгляд, не место в конкурсной программе.

Я оценивала не только спектакли, но и игру коллег. Смотреть прекрасную актерскую работу — одно удовольствие, и я в очередной раз убедилась в том, что в России много замечательных, ярких, талантливых актеров.

«Маска» — это не материальная премия, но здесь и не нужен денежный приз. Когда театральные люди отмечают твою работу — это очень почетно… Признание коллег дорогого стоит, и ничего кроме него не требуется.

 

Выбор Interview среди претендентов в номинации «Драма / Спектакль большой формы»

«Снежная королева», Театр юного зрителя, Красноярск

Два года назад аналогичную «Золотую маску» получило детское «Счастье» из петербургского Александринского театра в постановке нынешнего худрука БДТ Андрея Могучего. Режиссер «Снежной королевы», глава Красноярского ТЮЗа Роман Феодори в текущем сезоне успел выпустить на значимых московских сценах, кажется, больше, чем в родном театре. Постановка сделана с размахом: тут тебе и рев мотоциклов, и кукольный театр, и налетающее на зрительный зал, как когда-то у Полунина, целлофановое «покрывало». К тому же у Феодори уже одна «Золотая маска» есть — в номинации «Специальная премия жюри» за спектакль «Мамаша Кураж и ее дети», который был поставлен в Алтайском театре драмы — для театралов он человек не новый.

«Евгений Онегин», Театр имени Вахтангова, Москва

У художественного руководителя театра литовца Римаса Туминаса вышла настоящая «энциклопедия русской жизни», такая, что почти всякую «страницу» спектакля не зазорно занести в альманах о том, как можно и нужно делать театр. А зрителю не зазорно вглядеться в эту «книгу бытия», а заодно в гигантское зеркало-задник — основной элемент аскетичной сценографии постоянного соавтора Туминаса художника Адомаса Яцовскиса.

«Идеальный муж. Комедия», МХТ имени А. П. Чехова, Москва

Без главного ньюсмейкера от российского театра последних лет и любимца продвинутой Москвы Константина Богомолова не обойтись. На контрасте с предельно сдержанными литовскими работами этого сезона (в театрах Лиепае и Вильнюса) и «Карамазовыми» «Идеальный муж» — как развесистая клюква. Спектакль, вышедший буквально в одни даты с вахтанговским «Онегиным», получился крайним его антиподом: та же «энциклопедия русской жизни», но навыворот. Вы присутствуете на сеансе шоковой терапии: в зал ведрами льется все самое отвратительное, что есть в отечестве — от песен звезды шансона в расстегнутой рубахе до «шалостей» власть имущих. Зрителям без толики мазохизма смотреть не рекомендуется. Однако и воздается публике сторицей: такой степени свободы московские подмостки не видели давно и, возможно, нескоро увидят. Да и очищение в финале гарантируем.

«Макбет. Кино», Театр имени Ленсовета, Санкт-Петербург

А вот петербургские подмостки в прошедшем сезоне показывали и не такую свободу. Выбор этого спектакля из прошлогодней дилогии самого молодого мэтра отечественной режиссуры Юрия Бутусова исключительно субъективен. Самая «темная» пьеса Шекспира в руках Бутусова превратилась в нескончаемый калейдоскоп бенефисных сцен блестящих ленсоветовских артистов, навязчивых самоповторов и безудержных танцев под саундтрек из Майкла Джексона, битлов и инструментальных баллад. Главная женская роль решена как актерский подвиг: леди Макбет Лауры Пицхелаури на протяжении всех пяти с половиной часов спектакля — суть оголенный нерв. Только ради этой работы молодой актрисы спектакль стоит увидеть в Петербурге.

«Коварство и любовь», Малый драматический театр, Санкт-Петербург

Флагман нынешней «Золотой маски» — театр под руководством Льва Додина — выдвинул в данную номинацию два спектакля — мы пожертвовали бенефисным «Врагом народа» Сергея Курышева в пользу ансамблевого «Коварства и любви» с Данилой Козловским, Елизаветой Боярской и Ксенией Раппопорт.
Обуздать на сцене Шиллера — задача определенно сложнее придания сценической формы и так злободневному произведению Ибсена (в прошлом году «Враг народа» удостоился трех постановок только в Москве и Петербурге). Судя по результату, Лев Абрамович и не пробовал обуздать большую литературу — но взял ее в союзники на паритетных основаниях. Минимализм пера мастера: никаких сантиментов, только массивные столы, властные машины и идеальное владение настроением зала. Голая конструкция, но чертовски красиво.

Интервью
Добавить комментарий