Вера Трахтенберг: “Мы не собираемся делать историю, понятную лишь узкому кругу кураторов”-3

Николай Силис. Ипостаси. Бронза, керамика.

ПЕТР: И если говорить о том, что мы начинаем выставку темой смерти, которая предстает очень открыто, то вторая тематическая зона — эрос — по архитектуре более закрыта, интимна. Есть изолированные павильоны, куда мы не пускаем зрителей, предлагая им лишь ракурсные точки, с которых можно смотреть на скульптуры. Есть элементы, с одной стороны акцентирующие внимание на произведении, но в то же время их изолирующие — своеобразная клетка, в которой будет экспонироваться скульптура Сидура «Адам и Ева».

ВЕРА: Клетку здесь можно понимать как метафору любви и боли.

ПЕТР: Мы также работаем с отражающими материалами, такими как фольга, преломляя отражение. Покажем несколько скульптур, которые будут заливаться цветом от прожектора. Есть ракурсные точки, с которых видно своеобразное наслоение одной скульптуры на другую. Еще есть павильон с аудиозаписью выступления Дмитрия Пригова в Музее Сидура. В последней зоне часть экспонатов будет подсвечиваться исходя от местоположения зрителя. Такие решения помогают иначе посмотреть на советскую скульптуру сегодня, увеличивают поле ее интерпретации.

 То есть, в отличие от привычной выставки советской скульптуры с белыми постаментами и бронзой на них, вы создаете серию инсталляций на основе скульптур?

ВЕРА: Скульптуры здесь не первостепенны. Видео, аудио, живопись, графика — все равнозначно. Название выставки — отсылка к статье академика Виталия Гинзбурга, где он призывает сохранить произведения Сидура. Все произведения выставки мы хотим показать при помощи современных экспозиционных решений.

ПЕТР: Хотим погрузить человека в его ощущения. Чтобы каждый зритель, пройдя выставку, вышел оттуда с эмоциями, основанными на его восприятии экспозиции в целом.

 Среди произведений современных художников есть работы, созданные специально для выставки?

Страницы

Интервью
Добавить комментарий