Светлана Марич: “Скульптуры Джакометти тоже когда-то стоили сотню долларов”

Роберт Индиана. Love. 1966–1998. Продана в 2015 году на осенних торгах в Нью-Йорке за 293 тысячи долларов.

СВЕТЛАНА МАРИЧ, 29 ЛЕТ

● Заместитель главы аукционного дома Phillips, одного из ведущих арт-аукционов в мире. По совместительству Марич еще и глава департамента современного искусства Phillips в Европе.

● По образованию — журналист, а свою карьеру в мире современного искусства начала случайно, студентом-дипломником. Взялась писать статью в каталог к выставке современного китайского искусства — и в итоге стала одним из основных организаторов. Практически сразу после этого возглавила ЦУМ Art Foundation, который как раз только появился.

● В 2008-м стала директором российского представительства Phillips — самым молодым директором аукционного дома в мире.

● В 2014-м компания переехала в огромное здание в центре Лондона, и теперь основной офис Светланы — там.

● Один из любимых художников Марич — Марк Куинн — написал ее портрет. А Дэмиен Хёрст посвятил ей свою работу из серии Spin.

 Светлана, а вы сами искусство покупаете?

Я люблю жить в окружении искусства — как в галерее, так и дома. Периодически покупаю что-то на аукционах, в галереях и студиях. Чаще это произведения молодых художников или серийные работы мастеров — фотографии, оттиски (у Светланы есть, например, рисунок британки Трейси Эмин. — Interview).

Роберт Индиана. Love. 1966–1998. Продана в 2015 году на осенних торгах в Нью-Йорке за 293 тысячи долларов.

Дэмиен Хёрст. Beautiful Ain’t That a Kick in the Head Painting. 2008. Из серии Spin. Продана в 2014 году на весенних торгах в Нью-Йорке за 581 тысячу долларов.

 Как начать покупать искусство? Обязательно быть богатым, чтобы его собирать?

Чтобы начать, можно применить классическую практику йоги: уделить этому внимание. Выделить время на размышление об искусстве, на его просмотр, чтение специальной литературы.

А вот богатым быть не обязательно. Деньги экономят ваше время и усилия. Если вы состоятельны, то можете купить особенную работу признанного художника. А если нет — придется расплачиваться прежде всего временем: искать, смотреть, чувствовать.

Однажды я ужинала с молодой парой коллекционеров из Парижа, которые сообщили: «Наша семья собирает современное искусство уже сто лет». То, что сегодня висит в музеях, их бабушки и дедушки покупали как молодое, неизвестное искусство. Скульптуры Джакометти тоже когда-то стоили сотню долларов.

Роберт Индиана. Love. 1966–1998. Продана в 2015 году на осенних торгах в Нью-Йорке за 293 тысячи долларов.

Фрэнсис Бэкон. Сидящая женщина. 1961. Продана в 2015 году на весенних торгах в Нью-Йорке за 28 165 000 долларов.

 Что нужно знать, прежде чем начать торговаться на аукционе?

Правила участия есть в каждом каталоге, а еще неплохо посмотреть результаты прошлых аукционов, которые в полном объеме опубликованы, например, на сайте Artnet.com. Полезно быть в курсе будущей выставочной программы художника: если известно, что его работы окажутся на биеннале или в крупном музее, то высока вероятность, что и цены после этого поднимутся. В этом случае чем раньше купишь, тем лучше.

 Как вычислить хитовую работу и понять, кто выстрелит, чтобы бежать занимать очередь?

Выстрелит работа или нет — зависит от многих обстоятельств. Прошла крупная выставка художника в большом музее, кто-то из кураторов или искушенных коллекционеров обратил всеобщее внимание на работу — и все, ажиотаж обеспечен. Но и выставки, и высказывания не случаются просто так. Так что прежде всего важно качество работы — это надо чувствовать сердцем, глазом. А глаз можно и нужно тренировать.

 Чем аукционный дом Phillips отличается от других топовых аукционов?

Он единственный так интенсивно работает с современной культурой, живущими ныне художниками. Например, с осени мы запустили новую серию аукционов New Now: на них представлены работы начинающих, но, на наш взгляд, перспективных художников.

 Скажем, у вас есть пара работ художников не первого круга — как понять, что пора на них делать деньги? Кому довериться?

Разговаривать с экспертами, периодически высылать ваши работы на оценку, даже если продавать не планируете, не лениться самостоятельно смотреть результаты аукционов. Так вы сформируете свое представление о тенденциях.

 Допустим, в наследство достался миллион долларов или даже десять. Что делать: хватать Кунса или целую галерею молодых художников?

Зависит от цели и возможностей. Если мы говорим об инвестиции, то лучше комбинировать, покупать и тех и других. Признанные художники реже теряют в цене, интерес к их работам стабильный, однако и рост цен невелик. С молодыми много рисков, но игра интереснее.

В то же время самые дорогие работы, проданные на аукционах, покупались все-таки не для выгоды, а из-за выдающихся художественных и смысловых качеств. Такая инвестиция может сработать через поколение, а вот заработать через год на такой покупке, скорее всего, не удастся.

 Как научиться разбираться на уровне эксперта?

Достаточно стать экспертом. Звучит иронично, но на самом деле для этого не обязательно работать в аукционном доме или другой профильной организации. Надо получать образование. Даже если это самообразование.

Делать все вышеобозначенное и работать с талантливыми людьми — художниками и коллекционерами. И те и другие должны вам доверять, а вы не должны обманывать их ожидания. Интерес к художественному миру, интуиция и работоспособность — ключевые критерии для карьеры в аукционном доме.

Интервью
Добавить комментарий