Сосиски Эрвина Вурма, женщины Ричарда Аведона и “Корабль толерантности”

Сосиски Эрвина Вурма, женщины Ричарда Аведона и “Корабль толерантности”

У большинства россиян начало сентября прочно ассоциируется со школьниками и хризантемами, у большинства москвичей — с выборами мэра столицы, ну а у творческой молодежи и богемы — с началом выставочного сезона. Последние целое лето томились в ожидании вернисажей, фуршетов с пластиковыми стаканчиками и новоиспеченного прекрасного. Вот и дождались: на этой неделе на «Винзаводе» открывается сразу несколько проектов. Марат Гельман привезет из Краснодара , Мария Агуреева обещает показать , на площадке молодого искусства «Старт» из Петербурга привезут фигуративную живопись , а в галерее XL покажут видеоретроспективу Владислава Мамышева-Монро.

Хедлайнером же станет выставка «Трусливый трактор» известного австрийского художника Эрвина Вурма, который к своим годам уже успел снять рекламу для Hermes, Клаудию Шиффер для Vogue и . На «Винзавод» в рамках надвигающейся V Московской биеннале привезут 30 скульптур художника, привносящих в нашу жизнь еще больше абсурда: это надувные дома вверх тормашками, абстрактные композиции из сосисок и сарделек, а также известная серия Drinking Sculptures, в которой каждому из зрителей предлагается выпить с предметами винтажной мебели, названными именами популярных художников-алкоголиков. Вздор? Интерактивный сюрреализм!

Мариной Абрамович и сомнительными выходками в ночь с субботы на воскресенье слово «перформанс» не исчерпывается. Это на протяжении шести дней будут доказывать в ММСИ, где проходит фестиваль «Игра в классики». В свое время именно здесь Елена Ковылина уплывала за черноморский горизонт в лодке без весел и предлагала любому желающему повесить ее на колготках, а Лиза Морозова с видеокамерой на голове и бусинками во рту ходила по выставочным залам и разбитому стеклу. Сегодня обе — одни из классиков отечественного перформанса с регалиями и последователями, которые также станут участниками . Телесность и сиюминутность действия по привычке идем исследовать на Тверской бульвар.

Сосиски Эрвина Вурма, женщины Ричарда Аведона и “Корабль толерантности”

Далеко не каждый фотограф может похвастаться сразу несколькими прижизненными ретроспективами в таких музеях, как MoMA или Metropolitan Museum of Art. Как и далеко не каждый галерист может похвастаться персональной выставкой фотографа такого уровня. Ну, называть Ричарда Аведона и Ларри Гагосяна «каждыми» как-то и язык не поворачивается, поэтому переходим сразу к делу: на этой неделе в лондонском филиале Gagosian Gallery открывают выставку Women американского классика фэшн-фотографии.

До того как прописаться в мире глянца, Аведон снимал американских моряков и не брезговал рекламой для небольших магазинов. Началом успеха же стало предложение от Harper’s Bazaar, съемки для которого Аведон решил впервые сделать на пляже, выведя длинноногих моделей, так сказать, на чистую воду и воздух. Маленькая фотореволюция случилась, и хотя получившаяся серия приглянулась далеко не всем, имя фотографа теперь знала каждая нью-йоркская собака. Уже потом ради фотографии Аведона Настасья Кински согласится два часа лежать голой с ползающим по телу питоном,  в платье Christian Dior продадут на Christie’s за 700 тысяч фунтов, а портфолио художника пополнится портретами знаменитостей от Чарли Чаплина до моделей начала 1990-х.

Пока из Петербурга в ММАМ едет выставка Кабаковых и Эля Лисицкого , на Пионерском пруду парка Горького воздвигнут 18-метровый «Корабль толерантности». Проект, получивший несколько лет назад премию Cartier, с подачи известных художников создадут своими руками московские школьники. Нет, детский труд никто эксплуатировать не собирается, эксплуатировать будут лишь фантазию — и то исключительно в благих целях: парусом для корабля станут более 300 рисунков на тему терпимости в современном обществе. Наверное, впервые радуга, излюбленный мотив детских альбомов для рисования, заиграет другими красками.

Пока в Лондоне показывают женские портреты Ричарда Аведона, в Нью-Йорке открывается выставка не менее знакового для фэшн-индустрии мастера образа — Питера Линдберга. Фамилию фотографа принято сопровождать эпитетами, вроде «самый лучший из мира модной фотографии», «гуру глянца» и «великий». Что неудивительно — именно с именем Линдберга связывают возникший в 1990-е феномен супермоделей (не говоря уж о сотнях бессмертных кадров). Супермодели сменяли друг друга, но Линдберг до сих пор уверенно не сходит с пьедестала, делает съемки для ведущих изданий, рекламные ролики и фестивальные документальные фильмы. Кстати,  с Тиной Тернер, признанный одним из самых успешных в индустрии, тоже снят немцем, чья выставка на этой неделе открывается в пространстве Vladimir Restoin Roitfeld.

Интервью
Добавить комментарий