С комнаты начинается город: Как живут главные архитекторы современности

С комнаты начинается город: Как живут главные архитекторы современности

Узнать здание хорошего архитектора можно по характерным для мастера деталям, материалам и формам. Заху Хадид не перепутаешь с Дэвидом Чипперфильдом, а здание авторства Шигеру Бана угадывается сразу. Куратора Франческу Монтени заинтересовало то, как живут и работают главные архитекторы современности. Соотносится ли пространство их квартир с теми идеям, которые они несут в мир? Вместе со сценографом Давиде Пиццигони они задокументировали интерьеры домов самых известных архитекторов сегодняшнего дня — Шигеру Бана, Дэвида Чипперфильда, Марсиу Когана, Марио Беллини, Захи Хадид, Биджоя Джайна, Массимилиано и Дорианы Фуксас и Даниэля Либескинда.

Получившийся проект покажут в рамках 53-го Salone del Mobile — самой важной европейской выставки мебельной индустрии в Милане, где будет воссоздана комната каждого архитектора. Работа проделана не только ради того, чтобы удовлетворить любопытство, но и расширить видение домашней архитектуры. Концепция, лежащая в основе, состоит в убеждении, что из всех областей дизайна архитектура частного дома наиболее предрасположена к эволюции, предназначена для экспериментов и наделена способностью менять архитектуру и дизайн.

В этом году Шигеру Бан стал обладателем главной архитектурной награды — Притцкеровской премии. Он живет в доме, который является воплощением всех его основных архитектурных идей. Кондоминиум в лесу Ханеги, пригороде Токио, был построен по проекту Бана в 1997 году. Главной задачей было не срубить ни одного дерева, что сделало здание похожим то ли на космическую станцию, то ли на швейцарский сыр. Внутренние дворы и овальные углубления в фасаде — это фактически большие клумбы. А внутри — природные материалы, дерево в интерьере, почти никакой мебели, только круглый стол, стул марки Terragni, статуэтка в виде греческого профиля и много света. Ничего лишнего — практически келья аскета.

В проектируемых Баном жилых домах нет границ между внутренним и внешним — двор становится частью жилого пространства. Шигеру часто использует спрессованный картон как строительный материал (примером может послужить павильон «Гаража» в парке Горького, спроектированный в 2012 году), что продолжает его концепцию экологической архитектуры и ее возможностей. Прославившись своими инновационными работами, такими как «Дом с занавесом», павильон Японии на EXPO 2000 в Ганновере, центр Николя Г. Хайека, Центр Помпиду-Метц, Шигеру Бан открыл три офиса в Токио, Нью-Йорке и Париже. Он внес неоценимый вклад в развитие проектов, специально создаваемых для людей, ставших жертвами стихийных бедствий. Среди них «Бумажный бревенчатый дом», «Бумажная церковь», «Временная начальная школа», а также «Временные жилища» и «Картонная церковь».

Дэвид Чипперфильд относится к поколению британских архитекторов, которые заново переосмыслили классический модернизм после заката постмодернизма. В первую очередь здание в старом центре Берлина — это его студия, а потом уже дом. Он переехал сюда после своей работы над реконструкцией Нового музея в 1997 году. Дом построен в идеальных традициях сдержанного модернизма. Монолитный бетонный фасад с огромными окнами вписан между двумя постройками старого Митте.

Это полноценное отражение всей архитектурной работы Чипперфильда — порядок и стройность форм; если вам приходилось бывать в Новом музее в Берлине, то вы сразу поймете, о чем речь. Идеальная штукатурка, мебель, расставленная так, будто он всегда ждет фотографа, который снимет это пространство для архитектурного журнала. В нем есть несколько предметов итальянской мебели 1950–1960-х годов и использовано лишь два цвета: зеленый (бархатный диван) и оранжевый (книжный шкаф). Во внутреннем дворе, общем для студии и дома, размещается спроектированная Чипперфильдом столовая — место встречи городских жителей. В интерьере ничего не говорит о хозяине, эти пространства лаконичны и даже пусты — в них нет архитектора, а только сама архитектура.

Марио Беллини — преданный поклонник миланской урбанистической культуры и самого города. Его квартира находится в здании XIX века, реконструированном архитектором Пьеро Порталуппи, в центре которого сохранена большая девятиметровая библиотека-лестница, пересекающая дом вдоль и поперек. По словам куратора Франчески Монтени, книги, произведения искусства и предметы мебели как будто сошли с полотен о ». Абстрактные настенные росписи оживляют пространство и удивительно сочетаются со старинными деталями дома, приводя гостя к внушительных размеров камину из серого камня. Интерьер — немного маниакальный — дополняется люминесцентным диваном, который, судя по дизайну, должен обладать способностью телепортации.

В ближайших планах Беллини создать сооружение в виде белого куба — дом его мечты. Марио Беллини — лауреат многочисленных престижных архитектурных наград, читает лекции в самых известных мировых культурных центрах. Он являлся главным редактором журнала Domus. Беллини инициировал перестройку и разработку новой галереи Pinacoteca di Brera в Милане; в 2011 году получил ежегодную премию Ambrogino d’Oro, вручаемую почетным гражданам Милана, внесшим большой вклад в его развитие, поэтому не удивительно, что для себя он выбрал именно старинный итальянский дом.

Этот традиционный южный дом находится в 30 километрах от центра многомиллионного Мумбаи, в индийской деревне Алибаг. Здесь живет и работает Биджой Джайн, основатель студии «Мумбаи», и 60 мастеров — плеяда талантливых ремесленников, технических специалистов и инженеров-проектировщиков. Проекты студии — это в основном жилые объекты с индийской спецификой. 

В своем доме Биджой Джайн сохранил все характерные для индийского дома элементы — пол выложен старинной плиткой, вековые растения отвоевывают территорию у бассейна, белый экран в гостиной защищает от насекомых и жары, но не отделяет обитателей дома от природы. Колониальная мебель из натуральных материалов, настоящие цветы из сада, витражи в читальном зале создают умиротворяющую атмосферу. О том, что цивилизация все же не чужда хозяину, свидетельствует классическое кресло Чарльза и Рэй Имзов. 
Студия «Мумбаи» является обладателем Международной архитектурной премии за устойчивое развитие, 7-й Международной премии в области деревянного зодчества и совсем недавно стала победителем 3-й швейцарской премии в области архитектуры BSI Swiss Architecture Award.

Даже без подписи можно было бы понять, что это дом Захи Хадид. Лондонская квартира архитектора — отражение ее архитектурных идей. Такие проекты, как Национальный музей искусств XXI века в Риме, Центр водных видов спорта в Лондоне (один из главных объектов, построенных в связи с проведением Олимпийских игр 2012 года), Культурный центр Гейдара Алиева в Баку наглядно демонстрируют присущее Захе стремление к созданию комплексных пространств. Космические перетекающие друг в друга формы, пластик, переходящий в дерево, — основные приметы авангардного стиля Хадид. Пространство наполнено светом даже в дождливый день благодаря оптическим фильтрам, установленным на стеклянной крыше. На стенах представлены некоторые из ее ранних работ, вдохновленных творчеством русского художника-авангардиста Эля Лисицкого.
Архитектурное бюро«Zaha Hadid Architects продолжает оставаться лидером в области исследований, связанных с дизайном. Совместная работа с корпорациями, являющимися ведущими игроками в своих областях, позволили расширить границы практических навыков и знаний, а внедрение новейших технологий дали возможность реализовать нестандартные и, как следствие, особо сложные архитектурные проекты. Например, Центр современного искусства Розенталя в Цинциннати в США и оперный театр Гуанчжоу в Китае были признаны архитектурными проектами, изменившими общественное представление о будущем архитектуры и сформировавшими совершенно новое видение концепции пространства и форм.

МаСсимилиано и Дориана Фуксас

Студия Фуксас под руководством Массимилиано и Дорианы Фуксас — международная архитектурная мастерская с представительствами в Риме, Париже и Шэньчжэне. Квартира семьи Фуксас расположена в одном из самых известных мест Парижа — на площади Вогезов. Идеальный дом для интерьерного журнала, с камином из природного камня, антикварной мебелью руки Жана Пруве и дорогостоящими произведениями искусства от работ Фонтана до Паладино. Статуи античных воинов на пороге дома защищают и оберегают его, как хранители, в ожидании возращения архитекторов из путешествия. Пустые полки, скорее всего, говорят о том, что сами архитекторы не живут в этой квартире или, быть может, не испытывают пристрастий к вещам, а только к красивым формам. В этом интерьере есть что-то от средиземноморского юга: балки на потолке и окна в пол, мягкий свет должны напоминать хозяевам об их итальянской родине.

Даниэль Либескинд основал свою архитектурную мастерскую в Берлине в 1989 году, выиграв конкурс на строительство Еврейского музея в Берлине. До этого он жил с семьей в Польше, США, изучал музыку в Израиле; оставив музыку, он занялся архитектурой и получил профильное образование в колледже Cooper Union в Нью-Йорке в 1970 году. В феврале 2003 года мастерская Studio Daniel Libeskind (SDL) переместила центральный офис из Берлина в Нью-Йорк, после того как была выбрана основным проектировщиком мемориального комплекса, возводимого на месте бывшего Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Дом Либескинда расположен в районе Трайбека, в пяти минутах от Граунд-Зеро. Как и у каждого уважаемого профессора, его квартира — это большая библиотека. В теории она может принадлежать кому угодно и находиться в любом городе мира: черные детали в функциональном интерьере, много света и максимальная простота форм. 
Объехав весь мир, от Польши до Тель-Авива, от Бронкса до Берлина, по пути из Милана в Детройт Даниэль остановился в Нью-Йорке. Кресла в гостиной — дань классической модернистской форме, созданной Ле Корбюзье, — пожалуй, единственное, что выдает архитектора в хозяине дома. А еще кисти и стол с красными ножками и гранитной столешницей, перевозимый семьей Либескинд по всему миру на протяжении его долгого путешествия к берегам Манхэттена.

Марсиу Коган, Studio MK27

Квартира на 12-м этаже в высотном доме, с традиционным для Бразилии «зеленым» балконом — это апартаменты модерниста Марсиу Когана. Здание, в котором живет Коган, он спроектировал в 1980 году. Окна открывают вид на город подобно огромному панорамному экрану. В квартире много разных предметов, авторских работ, орнаментов, сувениров. Коган утверждает, что помнит историю каждого из них и то, как они попали в его квартиру. Нельзя не отметить склонность к желтым уточкам, диснеевским персонажам, пластиковым фигуркам фей и велосипедистов — их можно отнести к разряду #трогательное; автограф Пикассо в рамке, черный рояль и кресло Имзов — к #дорогое, а большую коллекцию бразильской музыки — от Тома Жобима до Каэтану Велозу — к категории «лучшее из возможного». Проекты Studio MK27 высоко ценятся за их простоту, особое внимание к деталям и отделке. Так в квартире Марсиу все создает ритм, который организует порядок. Это квартира человека, с большим балконом и большим количеством увлечений, хорошим вкусом и чувством юмора. В 2011 году издания Wallpaper и Época назвали Марсиу Когана одним из 100 самых влиятельных людей в мире.

Интервью
Добавить комментарий