Ретроспектива Эрика Булатова, история картинных рам и абстрактный экспрессионизм

Ретроспектива Эрика Булатова, история картинных рам и абстрактный экспрессионизм

Открывшаяся в Манеже ретроспектива живого классика отечественного концептуализма — абсолютный must-see не только недели, но и всего выставочного сезона. Более чем полувековая карьера Эрика Булатова началась с иллюстраций книг издательства «Малыш», а дальше было совсем не по-детски: первая ретроспектива современного русского художника в Центре Помпиду, непрекращающийся интерес со стороны коллекционеров, эмиграция сначала в Нью-Йорк, а потом в Париж, где художник живет и продолжает писать историю живописного концептуализма по сей день. Ретроспектив на родине у Булатова было всего две, «Живу — вижу» — уникальная возможность проследить эволюцию мастера в хронологии на материале из 17 музеев и частных коллекций со всего мира. В рамках проекта состоятся кинопоказы, научная конференция, лекции и экскурсии куратора Сергея Попова. Перед тем как поехать в Манеж смотреть искусство из первых уст и рук, мы предлагаем прочитать интервью художника Константина Трубковича с Эриком Булатовым в свежем номере Interview или на сайте.

В Третьяковской галерее совершенно вышли за рамки, но лишь для того, чтобы к ним вернуться — открывающаяся до конца осени выставка проиллюстрирует историю оформления картин с XIII по XXI век. Не все то рама, что блестит: помимо тонированной резьбы, которая порой по мастерству может конкурировать с обрамляемым полотном, среди 150 экспонатов есть рамы из папье-маше, гипса, драгоценных металлов, даже небольшие фоторамки фирмы Карла Фаберже. А то, что и «книгу» все-таки можно судить по обложке, Третьяковка докажет буквально и скоро — в октябре, продолжая исследование границ искусства, откроется выставка 80 книжных обложек музейного уровня.

Кропотливая, неровно дышащая к деталям Татьяна Ахметгалиева иголку в стоге сена точно найдет. Найдет и будет вышивать свои узнаваемые полотна-рельефы со свисающей бахромой и олдскульными клубками нитей. В галерее Марины Гисич одна из самых тонких петербургских художниц представит новый проект, первую часть которого можно было застать на недавней выставке «Актуальный рисунок» в Русском музее. Кладбище советских телевизоров и телефонов — само по себе отличный пылесборник, но речь скорее о том, как бесполезный поток информации может вызвать почти физиологическое отвращение. Ну, а во-вторых, это очень красиво.

В нью-йоркском Еврейском музее на днях откроется ретроспектива двух художников, оставшихся на периферии магистрали абстрактного экспрессионизма. Кураторы выставки объясняют такую несправедливость тем, что критики середины прошлого века не жаловали художников-женщин, афроамериканцев и геев, соглашаться с этим или нет — дело каждого, а вот то, что иероглифическая живопись Ли Краснер и резкая линейная абстракция Нормана Льюиса без должного внимания остались зря — факт. Если же к абстракции душа не лежит, на выставку в Нью-Йорке можно сходить ради того, чтобы посмотреть, чем жила жена Джексона Поллока, хотя это уже совсем другая история.

Интервью
Добавить комментарий