Портреты знаменитых геев, хронология города в смене эпох и классика фэшн-фотографии

Портреты знаменитых геев, хронология города в смене эпох и классика фэшн-фотографии

Представленная в рамках проходящей в Петербурге «Манифесты-10» серия акварельных работ голландской художницы Марлен Дюма Great Men — портретная галерея знаменитых гомосексуалистов, внесших вклад в историю мировой культуры. Ряд с расплывающимися по бумаге анфасами Чайковского, Дягилева, Нуриева и других глыб хрестоматийного уровня художница дополнила портретом журналиста Антона Красовского.

Не оправдав опасения многих, шум вокруг потенциально скандальной серии ограничился лишь той же прессой — то ли чувства у доморощенных специалистов в области прекрасного окостенели, то ли вообще сейчас врагов не там искать принято, а может, и «Манифеста» вообще как-то без внимания воинствующих моралистов осталась. Тем не менее представить сегодня в финансируемом государством музее, допустим, работу Дюма Visitor (парад проституток, ожидающих клиентов в квартале красных фонарей) или же совместный фотопроект художницы с Антоном Корбейном  (из которого получается, что стриптизерши ногами не только на шесте подвисают, но и за хлебом ходят) сложнее с каждым днем.

Здесь, наверно, стоит добавить, что Visitor с торгов Sotheby’s в 2008-м держит ценовой рекорд по продаже ныне живущих художниц, но не суть. К счастью, до конца октября Great Men и еще несколько произведений Марлен Дюма можно успеть увидеть в Зимнем дворце в зале Анри Матисса, а тем же, кому мало, лучше ехать в Амстердам, где на этой неделе открывается большая ретроспектива художницы в Стеделек-музее — более 200 графических и живописных работ, поэтапно и уж точно в лицах раскрывающих вектор развития художницы с 1970-х до дня сегодняшнего.

В Музее архитектуры проследят эволюцию монументального оформительства Москвы с 1950-х, начиная с грандиозных мозаичных панно на фасадах кинотеатра «Октябрь» и Московского дворца пионеров, наружной рекламы достижений социализма, заканчивая паблик-артом и граффити. Линию классиков монументальной пластики (Георгий Франгулян, Николай Силис, Иван Лубенников) продолжат именами современных художников (Ольга Солдатова, Паша 183, «Синие носы», Андрей Люблинский и другие), а также отдельным блоком покажут, что Москва и потеряла, и не приобрела — например, нереализованный монументальный «Пульсар» на крыше Театра на Таганке или оставшийся лишь на бумаге барельеф Дома связи.

Ближе ко Дню города по столице ностальгируют на нескольких площадках и уровнях. В Музее Москвы открывается выставка последних работ Александра Виноградова и Владимира Дубосарского — хронология города в смене эпох с конца XIX века по день сегодняшний. Приближенная к живописной манере сталинской эпохи Москва классиков отечественного совриска — не документ времен, а скорее воспоминания о городе, который уже не тот, помноженные на фантазии, мифы и фобии горожан. Отличным саундтреком к выставке может послужить , во-первых, это красиво и опять-таки немного про возвышенную тоску, во-вторых,  к одноименному сборнику Talking Heads делали кто? Правильно — Виноградов и Дубосарский.

Новый выставочный сезон Музей Виктории и Альберта открывает обзором 65-летней карьеры классика фэшн-фотографии Хорста П. Хорста. Гений ХХ века, чье имя для многих стало синонимом «стиля Vogue», был свидетелем практически всего прошлого столетия, символично ушедшим из жизни в конце 1999 года. Ученик Ле Корбюзье и Вальтера Гропиуса, Хорст привнес в фотографию свою фирменную пластичность, построенную на экспериментах со студийным светом и фактурами. В портретную галерею богемы добровольно вошли Коко Шанель, Марлен Дитрих, Грета Гарбо, Ив Сен-Лоран и еще порядка сотни персон из энциклопедии богатых и знаменитых. Чего уж говорить, сексуальность Мадонны 1990-х в клипе Vogue лепили по лекалам самого известного снимка Хорста  — признанного эталона эротической фотографии.

Интервью
Добавить комментарий