Пиксельный Ленин, фотографии русской глуши и бальные платья

Пиксельный Ленин, фотографии русской глуши и бальные платья

После групповой выставки участников арт-группы Parazit на Винзаводе начали показывать петербургский совриск поштучно в лицах. Первым справедливо в «Культурный альянс» привезли персоналку главного «паразита» Владимира Козина, теперь пошли по юниорам, открыв выставку Ивана Тузова «Развирт». Даже те, кто с произведениями Тузова лично незнаком, наверняка видели его работы с претензией на интернет-мемы в соцсетях: пиксельный Ленин мочится на пиксельных зайчиков, пиксельный Марио топит пиксельного Наполеона в пиксельном унитазе, пиксельные Чебурашки дергают друг друга за пиксельные ушки, пиксельный Гитлер, пиксельная Смерть, пиксели, пиксели и снова пиксели. Олдскульная эстетика с запашком перегретых игровых приставок 1990-х на этот раз вышла в офлайн и в «Культурном альянсе» предстанет что ни на есть монументально — в технике мозаики, выполненной из современных отделочных материалов.

Художники открывающейся во «Флаконе» выставки решили обратиться к культовой советской серии ЖЗЛ. Но так как замечательных теперь если и делают, то делают крайне редко, было решено продолжить байопики уже зарекомендовавших себя знаменитых после их смерти. Загробные приключения из серии «нам бы так жилось» для своих героев прописали Никита Алексеев, Вита Буйвид, Александр Соколов, Дамир Муратов и другие. Убедиться в том, что после смерти все только начинается, можно в зале «Оливье». Ну а где еще смерть искать?

Основная программа которой откроется в Петербурге 28 июня, уже потихоньку подползает к городу на Неве со стороны Фонтанки. На этой неделе открывается одна из первых выставок размашистой Параллельной программы, которая вскоре залпом ударит по столице, которая вновь хоть и ненадолго, но станет культурной. Ретроспектива Керима Рагимова в галерее Марины Гисич приурочена к 20-летнему юбилею серии «Человеческий проект». Огромные живописные полотна, которые не грех и с фотографией перепутать, развесят не только в пространстве галереи и на втором, обычно закрытом для публики этаже, но и в частных квартирах дома на Фонтанке, 121. В гости к сочувствующим современному искусству жильцам, готовым отдать стены своих домов под прекрасное, можно будет попасть группами в период биеннале, с пятницы же ключевые произведения смотрим на двух этажах галереи.

Сергей Братков — русско-украинский классик фотографии, чьи альбомы можно найти в ведущих музеях по всему миру. Как и альбомы Бориса Михайлова. Кстати, с ним и с Сергеем Солонским Братков в свое время организовал легендарное харьковское объединение «Группа быстрого реагирования», богатое на провокационные арт-акции, основанные на фотографии. С 2000 года Братков, не изменяя себе, ищет осколки постсоветского трэша на улицах, площадях и рынках Москвы, но на уже третьей по счету выставке в «Риджине» представит проект, снятый в русской глуши, где простор для души. Скрыться от политической паранойи, бесконечных новостных лент и коллективного невроза хоть ненадолго пытаемся напротив широкоформатных снимков медитативного далёка на выставке «Заговор» до конца июня.

Открывшаяся в мае ретроспектива Чарльза Джеймса объединяет порядка сотни нарядов, созданных, пожалуй, самым элегантным дизайнером-архитектором XX века. Как бы избито ни звучала фраза о том, что Джеймс преодолел моду, создавая не просто платья, а многослойные текстильные скульптуры, отказаться от нее нет ни шансов, ни вариантов. Кураторы Института костюма при музее Метрополитен не мудрствуя лукаво назвали выставку «За гранью моды», собрав золотой фонд кутюрье периода 1930–1950-х годов в одном месте. Здесь и первое платье «Такси» на молнии, позволяющее сменить (или, если повезет, снять) наряд на заднем сиденье автомобиля, и платья-бандажи, и знаковые для дизайнера первые стеганые куртки, ну и, конечно же, фирменные сложносочиненные бальные платья весом до восьми килограммов а-ля «найди внутри пять геометрических фигур». Одним словом, планка, заданная музеем предыдущей выставкой Punk: Chaos to Couture, уровень не потеряла, выставка «За гранью моды» — must-see нью-йоркской культурной программы лета-2014, ну а перед тем, как на нее отправиться, советуем перечитать архивное  с Чарльзом Джеймсом, опубликованное в журнале в ноябре 1972 года.

Если вам посчастливилось поколесить по Америке и доехать до небольшого городка Ньюпорт-Бич (Калифорния), вы наверняка видели одну из самых знаменитых скульптур Ричарда Джексона. Забыть такое сложно – 9-метровый черный лабрадор, задрав заднюю лапу, фундаментально справляет нужду на стены местного Художественного музея. Ну, так как до Ньюпорт-Бич казаки еще не доехали, монументальная скульптура стала чуть ли не единственной достопримечательностью города и уж точно одной из самых показательных работ художника. Сам Джексон считает себя прямым последователем Поллока, Раушенберга и Джаспера Джона, мы же считаем его, как минимум, 75-летним художником со страстью к скабрезным шуточкам выпускника старших классов. Так на его последней ретроспективе помимо гигантских инсталляций с десятками фронтальных промежностей была, например, скульптура Марата, которого смерть застала в ванной во время просмотра запрещенных вэб-сайтов, а известная диорама Дюшана стала «окном» в что ни на есть богатый внутренний мир куклы Барби. На открывшейся в Лондоне выставке Джексона «Новые картины» на картины в привычном смысле надеяться не стоит, но то, что будет красочно – факт.

Интервью
Добавить комментарий