Михаил Розанов: “Когда в кадр лезет правда жизни, становится неинтересно”

Михаил Розанов: "Когда в кадр лезет правда жизни, становится неинтересно"

Режиссер Сергей Соловьев 26 лет назад снял его в фильме «Черная роза — эмблема печали, красная роза — эмблема любви». Девелопер-коллекционер Владислав Доронин назначил его главным фотографом в своей Capital Group. А знаменитый московский архитектор Сергей Скуратов только ему доверяет снимать свои дома. Скуратов же по просьбе Interview выяснил у фотохудожника Михаила Розанова, в чем, собственно, соль архитектурной фотографии.

СЕРГЕЙ СКУРАТОВ: Миша, когда ты почувствовал, что тебе интересна современная архитектура? Где-то щелкнуло?

МИХАИЛ РОЗАНОВ: И громко. (Смеется.) Я увлекался минималистическими фотографиями. Смотрел, что делают японцы. А снимали они так: линия, плоскость, пространство. Подумал, что все это можно делать не в студии, а на улице, с архитектурой, и начал снимать эстакады Третьего кольца, они тогда только строились. Архитектор Юра Аввакумов в те годы в Музее архитектуры курировал фотопрограмму «24».

СКУРАТОВ: Была такая, про мосты и дороги.

РОЗАНОВ: И не только. Юра сделал мою первую фотовыставку на архитектурную тему. Потом Айдан Салахова предложила продолжить в ее галерее. В 2000-м мы сделали проект «Ступени», в 2006-м «Москву», «Завод», «Академию наук»… И как-то меня привели в Capital Group. «Давайте попробуем», — сказал Владислав Доронин. Я снял их офис на «Белорусской». Помню, облазил там все помещения, крыши. Сразу после получил заказ еще на 15 зданий.

СКУРАТОВ: А дом, что для Доронина построила Заха Хадид в Барвихе, тебя приглашали снимать?

РОЗАНОВ: Пока нет. Но на первом этаже офиса Capital Group уже мой музей открылся. (Смеется.)

СКУРАТОВ: Что еще ты хотел бы снять, что не успел?

РОЗАНОВ: Нет такого. Я снимаю что хочу. Все подчиняю своей воле. Мечтал поехать на Северный полюс, на Южный — поехал. Задумал снять пустыню Гоби — снял.

СКУРАТОВ: Но это все из области красоты, а что-нибудь тленное? Вот есть город Вышний Волочёк. 200 лет назад был безумно красивым, с потрясающими бейшлотами, которые построил Петр I, с изумительными старыми набережными, с деревянными и каменными домами. Прошло два века — и город превратился в руины. Но бывают же старые люди очень красивыми. Это может стать объектом твоего изучения?

Страницы

Интервью
Добавить комментарий