Марк Дион: “От людей получаешь больше, когда они счастливы”-2

Марк Дион. Цицероны. 2013.

Да, они действительно мне очень близки. Одна из моих ассистенток — моя жена, так что ближе уже и быть не может. (Смеется.) Еще одна моя ассистентка — Пандора Гастелум. Она очень талантливый кукловод и известна своими представлениями в Новом Орлеане. А Сару Мерсер я встретил в одном из университетов, когда она была еще студенткой.

Я ищу людей не только талантливых, но и способных работать в команде, потому что мы действительно много времени проводим вместе. Я думаю, ты получаешь от людей больше, когда они счастливы. Вот почему я работаю с этими людьми из года в год.

 В какой степени вы контролируете их работу? Насколько вы можете предвидеть результат, знаете ли, как именно будет выглядеть ваш проект в финале?

Для меня важно понимать, что получится в итоге, поэтому я делаю очень ясные эскизы. Вообще, я стараюсь нанимать людей, которые способнее меня. Я предоставляю им много свободы, потому что они могут дать мне гораздо больше, чем я от них ожидаю. Конечно, я могу делать все то же, но я не настолько хорош и не настолько быстр, как они. Но я так же вовлечен в процесс создания.

 Насколько я понимаю, участники вашей команды тоже художники. Что они чувствуют, когда работают на вас вместо того, чтобы создавать собственные произведения?

Я думаю, что для большинства из них это не проблема. Пандора, например, кукловод, и обычно она занимается совершенно другими вещами. В то же время ей нужна работа, и здесь она может применить все свои навыки. И, конечно, вся моя команда любит путешествовать. А для таких молодых художников, как Сара Мерсер, это возможность больше узнать о художественных процессах. В молодости я тоже работал на других художников, делая те же самые вещи. И для меня это был огромный опыт.

 Вас знают как художника, работающего с определенным кругом проблем. Не хотелось ли вам стать, например, активистом, чтобы быть вовлеченным в процессы не только идейно? И волнуют ли вас другие вопросы?

Я хочу сосредоточиться на кризисе биосферы, но мне также приходится затрагивать в своей работе вопросы археологии, музеологии. Это в некотором роде удаляет меня от проблем, действительно мне интересных, и мне не так просто найти дорогу обратно.

 Что является самым сложным в вашей работе?

Страницы

Интервью
Добавить комментарий