Иван Плющ: «Мир сошел с ума и зашел в тупик»

Иван Плющ: «Мир сошел с ума и зашел в тупик»

На прошлой неделе в Екатеринбурге открылась вторая Уральская Индустриальная Биеннале. Самая цельная и смонтированная выставка оказалась в спецпрограмме, куратор Дмитрий Озерков собрал видео и объекты под общим названием «От производства к произведению». Иван Плющ в рамках этой выставки представил самую масштабную и впечатляющую работу «Процесс прохождения». Interview выяснил, как художнику удалось получить самый большой зал, сколько все это стоит и что символизирует.

Ты участвовал в прошлой биеннале?

Нет, даже не видел ее. Я в то время жил в парижской резиденции и в течение трех месяцев не мог никуда выезжать.

В этом году тебя Дмитрий Озерков позвал? Вообще во всей экспозиции много старых работ, а твоя новая?

Я специально сделал инсталляцию под пространство. Диме предложили это замечательный ДК имени Орджоникидзе. Кстати, мне предлагали разные варианты, но это удача, что выставка именно здесь. Меня сразу зацепил этот зал. Он такой старый, а проект я придумал масштабный. Все боялись, что пол провалится — в нем есть дырки. Но, как видишь, все стоит.

Почему тебе самый большой зал достался?

Что, круто, да? Без лишней скромности. Не знаю, что тебе сказать. Я придумал проект, которому нужно столько места, мне его и дали.

И в чем суть проекта?

Проект называется «Процесс прохождения». Красная дорожка — очевидный символ всяких Оскаров, политических выступлений, свадеб. Символ этот нам навязан, но человек стремится к нему, хочет попасть на эту дорожку, потому что это поможет ему получить всякие блага: славу, деньги, любовь, успех. В русском сознании это еще связано с СССР, хотя я и не любитель такой параллели, но куда же деться. Вот мы с тобой молоды, но прекрасно помним Союз, фильмы, историю. Я не отсылаю конкретно к тому периоду, это темы нового капитализма, захлестнувшего нашу страну и не только нашу. Дорожка уходит вверх, запутывается в комок, мы не видим конца, мы не знаем, куда она делась. Соответственно, она может уходить дальше, а может оборваться. Мы просто уже не видим вообще, что с ней происходит. Она исчезает. Что тоже очень важно. Сейчас весь мир, как когда-то Советский Союз, сошел с ума и зашел в тупик. Никто не понимает, где кончик, за который можно схватить и распутать этот клубок. Мир поднялся, запутался, и вот где-то там и остался.

 

Интервью
Добавить комментарий