Постепенно все как-то органично заползают в шкаф

Постепенно все как-то органично заползают в шкаф

Сколько у вас было времени на репетиции «Лакейской»?

На самом деле это уже давнишняя история: сейчас я студент четвертого курса мастерской Олега Кудряшова, а начали мы делать эту работу на третьем. У нас был семестр Гоголя, когда все режиссеры должны были сделать свою работу по этому автору — я остановился на «Лакейской». Работа быстро сложилась. Вышла
40-минутная версия, которую мы показали на кафедре режиссуры, и мастер предложил нам сделать спектакль. Тот первый показ мы играли в раздевалке, в шкафу…

Это оттуда взялся шкаф как декорация или вы с самого начала его придумали и поэтому специально в раздевалку действие перенесли? 

Шкаф был придуман: играть «Лакейскую» в раздевалке было логично и правильно, а это пространство само предложило нам шкаф. С самого начала была идея поместить в него часть героев, но постепенно как-то органично в шкаф заползли все.

Мы сыграли несколько раз, потом на режиссерском факультете случился пожар, наша раздевалка сгорела, и мы благополучно забыли про эту историю. Спустя несколько месяцев я встретился с художественным руководителем театра Маяковского Миндаугасом Карбаускисом, который предложил перенести спектакль в пространство театра. Мы понимали, что для малой сцены это слишком камерная работа. Строить специально там шкаф было странно — получилась бы претенциозная декорация. Нам нужно было пространство, похожее на эту нашу маленькую комнату-раздевалку.

То есть вот этот шкаф в репетиционном зале, где вы будете играть спектакль, вы не строили специально?

Строили. Он воссоздан, но от него ощущение такое же… нет ощущения сцены. Это просто репетиционное пространство и простой шкаф для реквизита.

Я даже не заметила его, когда вошла.

Вот и отлично. Там в будние дни будет лежать частично наш реквизит, частично тех, кто репетирует в этом пространстве — в этом есть такая специальная случайность.

Удобные декорации.

Ну да.

Интервью
Добавить комментарий