Gelitin: «Дети стали на нас прыгать и снимать с нас одежду»

Gelitin: "Дети стали на нас прыгать и снимать с нас одежду"

Эксцентричные австрийцы, на чьем счету не только публичные перформансы (молитвы и оргии, болезненные акты самоистязания и самопожертвования, безобидные сеансы сизифова труда, самопытки голодом, бессонницей и одиночеством), но и ленд-арт, скульптуры, научные опыты и многое другое.

Подгадав очередной эксперимент к Ночи в музее, Gelitin устроили лабораторию современного искусства для двух десятков столичных художников в Галерее на Солянке. Результатом коллаборации-пятидневки должны были стать пять новых объектов, созданных усилиями участников проекта. Процесс совместного творчества остался покрыт мраком, но мы встретились с арт-группировкой в фойе отеля Метрополь и постарались выяснить, что же все-таки там происходило.

INTERVIEW: Для начала расскажите, что это за проект, над которым вы сейчас работаете. Что вы уже сделали и какие у вас планы?

ФЛОРИАН РАЙТЕР: Что мы делаем в Москве? Мы тут уже пару дней, были на дне рождения, но в основном, конечно, работаем. Моя мама всегда говорила, что Москва — очень красивый город: «Ты видел это? Ты видел то?» — «Мам, я работаю тут». — «Да, но в музеи ты ходишь?» — «Мы внутри музеев!»

ТАТЬЯНА АРЗАМАСОВА: Галерея на Солянке очень удобно расположена.

АЛИ ЯНКА: Ну да, вот мы и ходим из «Метрополя» на Солянку. Все время кругами, я никогда столько кругов не наворачивал.

ТАТЬЯНА: Вокруг Кремля?

АЛИ: В том числе.

ФЛОРИАН: Мы были на параде в День Победы.

ЕВГЕНИЙ СВЯТСКИЙ: Ни разу в жизни не был на параде. Всегда по телевизору смотрю.

ФЛОРИАН: Я парад никогда не видел! Это был мой первый, производит впечатление. Мы купили билеты на Красную площадь. Мне кажется, мы были единственными иностранцами там.

ЕВГЕНИЙ: Никаких иностранных гостей? Насколько я помню по предыдущим годам, дипломатический корпус всегда приглашают.

ФЛОРИАН: Я никого не видел. Мы разговаривали с австрийским атташе, Симоном Мразом, и он сказал, что у него нет никакой возможности достать билеты. В итоге мы сидели на главной сцене, которая построена над Мавзолеем, и видели, как Путин, министры и военные выходят из маленькой тайной двери из Кремля, она за Мавзолеем. Они зашли на площадку, и все — на центральной трибуне сидели правительство и группа ветеранов. Не так много людей на все это смотрело.

Интервью
Добавить комментарий