Эллиотт Эрвитт: “Мир превратился в один большой торговый центр”

СССР. Одесса, 1957.

Мастер ироничных черно-белых снимков рассказал Вэлу Юховски, другу Interview и фэшн-евангелисту Tumblr, о семье, дантисте и верном псе.

ВЭЛ: Эллиотт, а вы чувствуете себя немного русским?

ЭЛЛИОТТ: Мой отец из Одессы, мать из Москвы. В 1917 году они уехали в Италию, затем во Францию. В общем, родился я не в России и мои русские корни не так сильны, как хотелось бы.

ВЭЛ: Но вы часто ездили в СССР по работе?

ЭЛЛИОТТ: Первый раз попал туда в 1957-м. Приходилось скрывать, что я работаю на Time Life: журнал в то время был «персоной нон грата». Тем более в такой важный для страны год — 40-летие Октябрьской революции и запуск первого спутника. Жутко интересно и очень серьезно! Я сделал первые снимки советских межконтинентальных ракет. Кстати, последний раз я был в Москве буквально пару недель назад.

ВЭЛ: Город изменился за эти полвека?

ЭЛЛИОТТ: Мое главное впечатление — отель, где меня поселили. (Смеется.) Названия не помню. Он в двух шагах от Красной площади. Такой, как бы точнее выразиться, nouveau riche, китчевый, чрезмерно роскошный. «Метрополь», в котором я бывал раньше, еще при Горбачеве, и который мне нравился куда больше, был закрыт на ремонт.

ВЭЛ: Вы снимаете 60 лет. Появилось ощущение, что мир стал меньше?

ЭЛЛИОТТ: Скорее он стал менее интересным, превратился в один большой торговый центр. Вокруг одни бренды, люкс всякий. Но, к счастью, фотографам еще есть что снимать.

ВЭЛ: Например, людей и собак. Вот вы сделали множество фотографий животных. У вас сейчас есть питомцы?

ЭЛЛИОТТ: Нет. Моя последняя собака отправилась в рай около года назад. Мы прожили с ней душа в душу 17 счастливых лет. Это был отличный пес, керн-терьер. Мне хотелось бы снова завести питомца, но я вечно в разъездах. А собакам очень нужна компания. Хотя мне и самому она не помешала бы. (Смеется.)

ВЭЛ: Вы помните свою первую работу?

ЭЛЛИОТТ: Естественно. Я был юн, жил в Калифорнии и снимал для развлечения. Однажды я отправился в Нью-Йорк, прихватив несколько снимков. Встретился с тремя фотографами, одним из которых был Рой Страйкер. Он-то и дал мне первое в жизни задание — снять нефтеперерабатывающие заводы в Нью-Джерси. Вторым был куратор МоМА Эдвард Штайхен. Чуть позже — Роберт Капа. В 1953 году Роберт взял меня к себе в Magnum, чтобы я мог отмазаться от армии. Там я и работаю до сих пор.

ВЭЛ: Я где-то прочитал, что удача входила в ваш бюджет. Вы правда думаете, что причина успеха ваших снимков — случайность?

ЭЛЛИОТТ: Факты говорят за себя. Мне повезло с работой и часто везло с моментами.

ВЭЛ: Как с Мэрилин Монро на съемочной площадке фильма «Зуд седьмого года»? Вы понимали, что делаете исторические кадры?

ЭЛЛИОТТ: Понимал. Ведь Монро уже была очень известной. Мне она нравилась: милая и немного сумасшедшая. И умная! Несмотря на стереотип глупой блондинки. Единственное, чего я так и не понял: там было полно фотографов, почему их кадры не стали такими популярными?

ВЭЛ: Вы шутите? Такое чувство, что ирония присутствует не только в ваших работах, но и в характере. Вообще, юмор — важная составляющая вашей работы?

ЭЛЛИОТТ: Уж точно я не встаю по утрам с мыслью, что сегодня намерен блистать остроумием. Так получается. Но я знаю людей, которые в упор не видят ничего смешного в моих снимках. Моя жена, например.

ВЭЛ: Над чем вы в последний раз смеялись?

ЭЛЛИОТТ: Я немного слежу за политикой, это довольно весело. Особенно в последние годы.

ВЭЛ: А правда, что в 1966-м вы были единственным фотографом на знаменитом черно-белом балу Трумена Капоте, который писатель устроил для 540 своих самых близких друзей в отеле Plaza?

ЭЛЛИОТТ: Да! Это была вечеринка века. И что было на празднике круче всего, так это имя Эрвитта в списках. Моих друзей и моего дантиста это невероятно впечатлило. (Смеется.)

ВЭЛ: Еще бы. А вы в курсе, что считаетесь одним из основателей стритстайл-фотографии?

ЭЛЛИОТТ: Ну что вы! Я и в помещениях снимаю. (Улыбается.) Так что понятия не имею, почему ко мне прилип этот ярлык. Просто по долгу службы я много фотографировал на улицах. Виноват, исправлюсь. (Смеется.)

ВЭЛ: В прошлом году вы стали героем рекламной кампании обувного бренда Cole Haan. Круто оказаться по другую сторону объектива и увидеть себя на плакате посреди Пятой авеню?

ЭЛЛИОТТ: Конечно. И мой дантист опять-таки был в шоке от удивления. (Хохочет.)

ВЭЛ: Ваши планы на ближайшие пять лет?

ЭЛЛИОТТ: Научиться рыбачить. У меня уже есть все принадлежности и даже место подходящее нашел.

Интервью
Добавить комментарий