Братья Чепмен, хлам на пьедесталах и антология перформанса

Что отличает экспрессивно проведенную ночь с субботы на воскресенье от хорошего перформанса? Много чего, как бы вас ни убеждали, что публичное шоу, которое вы закатили той же ночью — арт, и даже вполне себе про телесность, и даже у кого-то это вызвало, скажем так, катарсис. Пожалуй, основная разница в том, что на следующий день первое хочется быстрее забыть, а к лучшим образчикам перформанса стоит возвращаться вновь и вновь. Ревизию лучших перформансов XXI века в Еврейском музее и Центре толерантности устроит Розли Голдберг, куратор и теоретик визуального искусства, которая в 1979 году написала настоящую энциклопедию перформанса Performance Art: From Futurism to  и знает о нем все и даже больше. С ее легкой руки и экспертной выборки в Москве покажут мультимедийные работы Сантьяго Сьерры, Аллоры и Кальсадильи, Клэр Фонтейн, Яэль Бартаны, Гая Бен-Нера, Уильяма Кентриджа и многих других. Ну и про Марину Абрамович тоже не забудут.

В 1996 году в рамках Baltik Biennale в немецком Ростоке Альберт по всем каналам анонсировал проект «Новое дегенеративное искусство» в местном Кунстхалле. Пришедших на ремейк печально известной выставки 1937-го встречал лишь широкоформатный баннер «Nеuе Entartеtе Kunst», а экспозиция начиналась и заканчивалась одиноко лежащей книгой отзывов. Ждет ли нас очередной «концептуальный развод» международного уровня, узнаем в ММОМА.

Говорят, в Лейпциге практически никогда не дарят алые розы. Во-первых, потому что над музейным районом крупнейшего города Саксонии уже возвышается восьмиметровый алый цветок авторства Изы Генцкен, а во-вторых, мужчины Лейпцига понимают, что иногда размер имеет значение.

Чтобы сделать выставку одной из самых известных немецких художниц, достаточно отправить ее на день в гипермаркет и строительный магазин. В дело пойдет все: манекены, пластиковая мебель, чучела животных, зеркала, одежда, еда, канализационные трубы — все это обильно сдобрено бетонной массой, перетянуто скотчем, фольгой или залито краской. Кому-то это может показаться горами хлама на пьедесталах, другим — критикой масскульта и общества потребления, кураторы же MoMA, где открывается масштабная ретроспектива художницы, уверены в том, что Генцкен — живой классик, перевернувший представление о том, чем может быть современная скульптура.

Interview
Interview
Оцените автора
Интервью
Добавить комментарий