Большой портрет Познера, Поллок и “проклятые художники”

Большой портрет Познера, Поллок и “проклятые художники”
Недавно главный редактор Interview Russia Алена Долецкая брала интервью у Владимира Познера, которое можно посмотреть. Еще раньше фотограф Игорь Ганжа снял жизнь одного из лучших журналистов вне телевизионного образа, результатом чего стала книга «Познер. Большой портрет» и одноименная выставка в ММСИ, которая откроется на этой неделе. Также выставку можно будет посмотреть в ММОМА на Гоголевском с 12 декабря по 12 января, где в день открытия состоится благотворительный аукцион в пользу фонда «», все представленные фотографии станут лотами.

Если бы в начале прошлого века на одном из заводов по изготовлению красок произошел небольшой взрыв, это была бы как минимум катастрофа. Если бы такое случилось уже после 1947 года, избежать параллелей с абстрактной живописью Джексона Поллока не смог бы лишь ленивый. Американский художник вошел в историю искусств как изобретатель техники дриппинга — экспрессивного разбрызгивания краски на лежащие холсты. Кто-то в живописи Поллока до сих пор видит лишь высокохудожественную профанацию, другие на самых крупных аукционах готовы бороться за картины постмодерниста буквально , ну а мы усматриваем в шедевральных каляках-маляках интернациональный контекст и идем в датский Louisiana Museum of Modern Art, где помимо Поллока покажут еще и работы другого абстрактного экспрессиониста — датчанина Асгера Йорна.

Последний, кстати, помимо десятков лучших образчиков европейского авангарда подарил миру и трехсторонний . А еще говорят, что от художников толку мало.

Монпарнас 1920-х — это, конечно, энциклопедия модернизма в лицах. Представить себе, что в одном месте можно было встретить недоедающих Амедео Модильяни, Андре Дерена, Хаима Сутина, Мориса де Вламинка и Моисея Кислинга сложно, но возможно: именно так подфартило промышленнику Йонасу Неттеру, который, поддерживал словом и делом тогда еще молодых классиков и, сам того не подозревая, сколотил себе одну из лучших коллекций ХХ века. До недавнего времени собрание Неттера хранилось в парижской Пинакотеке, а с начала этого года триумфально гастролирует по Италии. С этой же недели более 120 произведений «проклятых художников» временно осядут в Риме, а в нас, возможно, осядет мысль, что молодое искусство со временем способно приносить очень неплохие дивиденды.

Если кто-то и мог быть светским хроникером парижской Belle Époque, то уж наверняка Анри де Тулуз-Лотрек. Жизнь монмартрских кабаре, кафе и салонов проносилась во всем блеске и похоти мимо его глаз, точно застывая в созданных постимпрессионистом картинах, литографиях и рекламных плакатах. Для последнего из рода графов Тулузских — друга всенародных проституток, спивающихся танцовщиц и нимф «Мулен Руж» — никогда не было секретом, кто, когда, с кем и где. А для нас теперь не секрет, что до начала февраля в Дрездене можно застать ретроспективную выставку художника, возведшего парижский гедонизм стыка веков в статус национального достояния.

Карьера скандалиста от мира контемпорари Георга Базелица началась с конфискации его автопортрета на его первой выставке. Возможно, если б немецкий художник написал себя в привычные три четверти, а не теребящим фронтально свой член, этого бы не случилось, но факт остается факом, простите, фактом. Потом Базелиц начал переворачивать свои картины с ног на голову, после чего шестизначные цены на них, в свою очередь, начали переворачивать сознание обывателей. Затем в интервью газете  он сказал, что женщины не умеют рисовать, вызвав возмущение и ненависть трепетных студенток художественных вузов всего мира. После чего был скандал с тем, что один из самых дорогих ныне живущих художников не платит налоги, а теперь вот в Вене открывается выставка Базелица Remix, которая незамеченной точно не останется: художник переписал свои юношеские работы в уже узнаваемой «дикой» манере, заплескав некоторые из них пастозным белым. Чем именно — узнаём в Альбертине до середины января.

Интервью
Добавить комментарий