Алиса Прудникова: «Директор — моя первая позиция в трудовой книжке»

Алиса Прудникова: «Директор — моя первая позиция в трудовой книжке»

Уральский филиал государственного центра современного искусства, который ты возглавляешь, во второй раз взял премию «Инновация»?

Сложно сказать, потому что у нас всегда какие-то проекты биеннале получали премии, и я уже запуталась, сколько их. У нас точно была «Инновация» за основной проект Второй биеннале, ее получила Яра Бубнова. Номинацию «Молодой художник» выиграл Иван Плющ, за работу, которую он показывал в Екатеринбурге. Еще был приз Тимофею Раде от Stella Art Foundation — поездка в Венецию. Если честно, боюсь кого-то забыть, но так или иначе проекты Уральской индустриальной биеннале современного искусства часто входят в пятерку номинантов премии. Пока не было случая, чтобы Индустриальную биеннале не номинировали на «Инновацию».

В этом году ты лично с двумя проектами номинирована.

Мне здесь важно объясниться и как-то акцентировать на этом внимание. В этом году мы не стали подавать отдельные проекты биеннале в разные номинации. А подали всю биеннале, потому что в этот раз она стала таким мощным единым проектом, который не было смысла делить на разные кураторские проекты.

Между Второй и Третьей Индустриальной биеннале прошло три года, поэтому последняя биеннале — немного триеннале. Как так случилось?

Это связано с формальными проблемами. Дело в том, что у ГЦСИ в Москве как у организации есть две крупные биеннале: Московская и молодежная. У нас была задача сделать так, чтобы Молодежная и Индустриальная биеннале проходили в разные годы. Мы так и сделали, поэтому у нас появился дополнительный год.

Основной проект Индустриальной биеннале был в гостинице «Исеть». Почему именно там? 

Причин две: наше невероятное везение и стечение обстоятельств. Идея появилась, когда я в отчаянии от того, что у нас нет достойной площадки для основного проекта, ходила по городу Екатеринбургу. И вдруг подняла глаза и увидела, что в гостинице «Исеть» не горят окна. Она вся темная. Тогда я подумала, что гостиница пустая и надо бы выяснить, кому она принадлежит. Я нашла все контакты, пришла в Агентство по охране и использованию памятников культуры, где меня встретили с распростертыми объятиями. Выяснилось, что они просто мечтают о большом пиар-проекте, так как ищут нового оператора гостиницы, да и вообще хотели бы популяризовать тему конструктивизма. В общем, все совпало: они стали нашим генеральным партнером и даже взяли на себя все сопутствующие коммунальные расходы.

Что для огромной гостиницы ощутимо.

Тем не менее они стали инвесторами проекта.

Привлечь после биеннале новых операторов гостиницы — отличная идея. А еще я знаю, что благодаря вам в Екатеринбурге появился один из самых модных клубов — «Дом печати».

Это пространство типографий «Уральский рабочий», часть которого по сей день успешно функционирует. Само место стало кластером креативных индустрий, туда пришли архитекторы, дизайнеры, айтишники и ребята, которые открыли там всякие чайные, бары, ресторанчики. Такой pop-up-формат получился.

Про будущее «Исети» уже что-то известно?

Нам хотелось повлиять на него лучшим образом, и в нашей работе сейчас есть два важных направления. Первое — сделать так, чтобы здание попало под охрану ЮНЕСКО, над этим мы работаем с администрацией города. Недавно, кстати, была конференция по поводу трансформации Екатеринбурга в такой Тель-Авив, потому что у нас 18 сохранившихся ансамблей конструктивизма, и это уникальная ситуация, мегапотенциал.

Interview
Interview
Оцените автора
Интервью
Добавить комментарий