Ванесса Бикрофт: “Мне нравится встряхивать культурные ценности”-2

Перформансы в Colony Club, Нью-Йорк, 2014, и в Майами на ярмарке Art Basel, 2013.

ДЖОВАННА: Ванесса, а почему из всех видов искусства ты выбрала перформанс?

ВАНЕССА: Его прелесть в том, что он исчезает, оставляя следы только на фото и видео. Меня влечет идея конечности проекта.

ДЖОВАННА: А тему ню для нашей премии ты выбрала случайно?

ВАНЕССА: Я пошла за советом к своему куратору Джеффри Дейтчу, он-то The Nude Prize и придумал. Эта тема зацепила меня: сразу вспоминаются занятия по анатомии, уроки рисования натурщиц в художественной школе. Тогда, в 14 лет, осознание красоты тела было для меня движением к зрелости. Обнаженное тело — храм всего интимного, его судят или возносят, тут может быть уйма художественных интерпретаций. Я годами продолжаю концентрироваться на наготе, работаю с объективизацией тела.

ДЖОВАННА: Почему тебя так интересует объективизация тела?

ВАНЕССА: Женское тело притягивает. Оно завораживающее, мистическое, сложное. На протяжении веков оно было самым символичным образом в искусстве. Объективизация неизбежна.

ДЖОВАННА: У нас в коллекции есть видео перформанса, который ты делала в Палермо. Женщины, позирующие там как статуи, выглядят невероятно интимно и скромно. Мило. Элегантно. Вряд ли нагота когда-то была такой утонченной.

ВАНЕССА: Интересно, что ты вспомнила Сицилию. Местные великолепно интерпретировали мою задумку. Думаю, потому, что хорошо помнят мышечную массу священных античных скульптур, которые они видят каждый день.

ДЖОВАННА: Точно. Твои модели с легкостью могли бы вписаться в интерьер церкви.

ВАНЕССА: На этом я и строю свои работы. Вернее, на двух аспектах. Во-первых, я работаю с реальными женщинами, что провоцирует яркую реакцию у обоих полов. Во-вторых, эти женщины ассоциируются с историческими фотографиями, памятниками, философскими трактовками тела, литературными персонажами. Так я наказываю вульгаризацию.

ДЖОВАННА: Реакция зрителей сильно отличается?

Страницы

Интервью
Добавить комментарий