У нас в планах обсуждение трех фильмов: «Красавица и чудовище» Билла Кондона (Люк играет Гастона), «Послание от короля» (партнерами выступают Чедвик Боузман и Альфред Молина), только что представленный на фестивале в Торонто, и, конечно, экранизация бестселлера «Девушка в поезде» (выходит в российский прокат 3 ноября).

В последнем фильме также снимаются Эмили Блант, Джастин Теру, Хейли Беннетт и Эдгар Рамирес. Эванс играет Скотта, растерянного мужа пропавшей женщины. «Это одна из тех книг, которые люди берут с собой в отпуск, — говорит Эванс. — Первое, что все спрашивают, когда узнают, что я там снялся — кого ты играешь? И чаще ошибаются, чем угадывают с ответом. Не знаю, что это говорит о моей репутации и что они обо мне думают!»

 У вас есть братья или сестры?

Я единственный ребенок, а мама и папа — шестые дети в своих семьях. Оба — близнецы. Я им иногда говорю, что им повезло — они могли серьезно прогадать, складывая все яйца в одну корзину. (Смеется.) Мы с ними очень близки. Мама только на 19 лет меня старше, она могла бы быть моей старшей сестрой. У меня куча кузенов. С сыном близнеца моей мамы у меня разница всего семь месяцев, мы не разлей вода. Он мне как брат. Наверное, мы ладим даже лучше, чем наши мамы. 

МАЙКА, VINTAGE CALVIN KLEIN FROM DAVID CASAVANT ARCHIVE; БОКСЕРЫ, HANRO.
МАЙКА, VINTAGE CALVIN KLEIN FROM DAVID CASAVANT ARCHIVE; БОКСЕРЫ, HANRO.

 А что ваши родители сказали, когда вы решили стать актером?

Они немного офигели. Я съехал из дома, когда мне было всего 16 — начнем с этого. Думаю, на таком фоне принять тот факт, что их единственный сын еще и хочет стать актером, было уже не очень сложно. И они видели, что у меня получается: я выигрывал конкурсы пения и актерского мастерства один за другим. Они видели, что я занят тем, от чего действительно получаю удовольствие. Мне не нужно было помогать с учебой, потому что я выиграл стипендию. Думаю, когда вы видите, как ваш ребенок что-то делает успешно и самостоятельно в таком юном возрасте — это можно только поощрять. И мне повезло, что я поступил в колледж и переехал в город, в котором всегда хотел жить. Может, им и было неуютно от того, что от них так рано уехал единственный ребенок, но в итоге все это оправдалось.

 А кем вы хотели стать, когда вам было пять лет?

Владельцем магазина. Мне очень нравились кассовые аппараты.

 Я где-то читала, что вы серьезно задумывались о карьере певца.

Да, у меня хороший голос, и я девять лет пел в музыкальных театрах. Я даже бросил колледж за два месяца до окончания, потому что подвернулась возможность сыграть в мюзикле на Вест-Энде. 

 Это неплохое начало.

Совершенно верно, и я был на седьмом небе.

МАЙКА, VINTAGE CALVIN KLEIN FROM DAVID CASAVANT ARCHIVE; БОКСЕРЫ, HANRO.
ПАЛЬТО, BURBERRY; МАЙКА, VINTAGE CALVIN KLEIN FROM DAVID CASAVANT ARCHIVE; БРЮКИ И ПОДТЯЖКИ, GIORGIO ARMANI; ЦЕПОЧКА, СОБСТВЕННОСТЬ АКТЕРА.

 А что это за история, как вам присудили театральную награду Evening Standard как лучшему дебютанту, хотя вы к тому моменту уже работали восемь лет?

Ну, в таких случаях грех жаловаться и спорить — нужно выйти и невозмутимо сказать: «Спасибо, я тронут». С другой стороны, это была моя первая драматическая пьеса, так что нельзя сказать, что со мной поступили нехорошо. И потом, она шла в театре Donmar Warehouse, а это для нас, актеров, святыня святынь. 

 Да, я никогда не могу достать туда билеты.

Да, туда все билеты всегда распроданы, а представьте, как трудно туда попасть актеру. Но у меня получилось. Мой агент не мог меня устроить в пьесу, так что я сел и написал письмо директору по кастингу: «Послушайте, возьмите меня, я актер и родился в Уэльсе, — что в том случае было важно, потому что главные герои — два парня из Уэльса. — Это роль для меня». Ну и добавил резюме, конечно. И через неделю меня пригласили. Вот, в общем, как начался мой путь в драматическом театре.

 И часто вы такие письма директорам по кастингу писали?

Это был единственный раз, клянусь. Но вообще, я бы рекомендовал молодым актерам этот способ — видите, в моем случае это сработало. В конце концов, вы ничего не теряете. Я вот ничего не потерял — наоборот, смог поработать с чудесными людьми, и та роль открыла для меня новые возможности. Люди узнали, что я могу играть не только в музыкальном театре. Так что у меня все получилось.

МАЙКА, VINTAGE CALVIN KLEIN FROM DAVID CASAVANT ARCHIVE; БОКСЕРЫ, HANRO.
КОСТЮМ, EMPORIO ARMANI; ФУТБОЛКА, VINTAGE FROM DAVID CASAVANT ARCHIVE; САПОГИ, DOLCE & GABBANA.

 Насколько глубока пропасть между драматическим театром и музыкальным в Лондоне? 

Про глубину не знаю, но она есть. И это при том, что, конечно, не каждый играющий в мюзиклах актер может играть драму, но многие все-таки могут. Некоторые из них — просто блестящие актеры, которым не обязательно петь, чтобы доказывать наличие таланта. На Бродвее все по-другому — там многие театральные актеры снимаются на телевидении. Рано или поздно и в Лондоне будет то же самое — главное, чтобы зрители были готовы идти на поющего актера в драматической роли. Если начнут ходить на одного-двух, вся ситуация изменится.

 Широкий зритель узнал о вас после «Битвы титанов». Как этот фильм изменил вашу жизнь?

Я играл на сцене в пьесе, посвященной Эдит Пиаф, и скопил немного денег, чтобы съездить в Лос-Анджелес, где я встречался с агентами. Итогом этих встреч и была роль Аполлона — самая маленькая роль в моей жизни, но она изменила все. И дело не в размере роли, а в машине, которая стоит за большим производством. «Битву титанов» продюсировала студия Warner Bros., фильм посмотрели миллионы зрителей на всех континентах, и мне тут же начали предлагать другие роли. Сразу после «Битвы титанов» я за год снялся в четырех фильмах, в том числе в «Робине Гуде» и «Неотразимой Тамаре».

 Вы где-нибудь учились играть именно для кино, перед камерой?

Нет, я даже не думал об этом. Но у меня всегда хорошо получалось наблюдать за другими и в точности повторять. Если ты работаешь с суперпрофессионалами, то ты уже как будто получаешь образование, просто наблюдая за ними. И потом игра — везде игра, на сцене или перед камерой. Главное — знать свое дело и переживать эмоции своего героя. Иногда формальная техника даже мешает актеру работать, делает его менее искренним.

МАЙКА, VINTAGE CALVIN KLEIN FROM DAVID CASAVANT ARCHIVE; БОКСЕРЫ, HANRO.
МАЙКА, VINTAGE CALVIN KLEIN FROM THE DAVID CASAVANT ARCHIVE.

 Вы когда-нибудь играли человека, про которого могли подумать: «Я его очень хорошо понимаю. Это же прямо я»?

Было, и не раз. Мне был очень близок мой Бард в «Хоббите: Пустоши Смауга» (2013). И хотя у меня нет пока детей, я прекрасно понимаю этого бесстрашного и честного человека, который ради семьи готов сразиться с драконом размером с Эмпайр Стейт Билдинг всего с одной стрелой. Было очевидно, ради чего он это делает. Еще, как ни странно, я проникся симпатией к другому своему герою — Владу Цепешу в «Дракуле» (2014). Возможно, ему не нужно было выбирать такой радикальный способ для решения своих проблем, но он стал вампиром сознательно, чтобы спасти свой народ и семью. Иногда случается, что ты не чувствуешь никакой связи с героем, если он, например, какой-нибудь психопат. Но ты все равно должен попытаться наделить его своими качествами, потому что иначе ты упустишь важный момент в его отображении на экране.

 Как вы получили роль Гастона в «Красавице и чудовище»?

Прошел огромный кастинг. Уверяю вас, передо мной и после на эту роль пробовались такие знаменитые актеры, что у вас бы голова закружилась, если бы я назвал их фамилии. Поэтому я был уверен, что меня не выберут. Но я был готов для этой роли. У Гастона есть несколько песен, и я знал, что справлюсь с ними. Обычно прослушивания проходят довольно нервно — все-таки ты актер, и ты эмоционально открываешься, не зная, понравятся ли твои пробы. Но я хорошо спел и увидел улыбку на лице режиссера Билла Кондона. Тогда я и понял, что получу роль. Так что это были легкие, приятные пробы. Мне повезло в том смысле, что теперь мне уже самому предлагают работу, и я даже могу себе позволить роскошь говорить «нет», но иногда ходить на пробы полезно и приятно. Когда ты готовишься к пробам, ты уже думаешь о роли всерьез. И когда получаешь ее, осознаешь, что чем дольше ты за нее боролся, тем она ценнее. Мне понравилась каждая минута на съемках — было ощущение, что работаешь над старым добрым голливудским мюзиклом. Не могу дождаться премьеры, что посмотреть фильм целиком.

МАЙКА, VINTAGE CALVIN KLEIN FROM DAVID CASAVANT ARCHIVE; БОКСЕРЫ, HANRO.
СВИТЕР И БРЮКИ, ERMENEGILDO ZEGNA COUTURE; САПОГИ, VINTAGE FROM DAVID CASAVANT ARCHIVE.

 А когда вам на пробах говорят: «Мы вас видели в таком-то фильме», какое кино они чаще всего называют?

Теперь называют «Высотку» и добавляют: «Ого, не знали, что ты и так умеешь». Это приятно слышать, потому что я погрузился в свою роль в этом фильме на все сто: физически, ментально и эмоционально. Я как раз тогда переживал сложный период в своей личной жизни и передал часть этих страданий своему герою Ричарду Уайлдеру. Поэтому он так и запомнился. Такие роли попадаются не часто. Мне повезло с режиссером Беном Уитли, который разрешал нам экспериментировать и пробовать разное. Редкий случай, когда мне позволили быть настолько свободным в работе.

 Обычно музыканты говорят, что невозможно написать хорошую песню, если ты счастлив. У вас что-то похожее? Личные страдания помогают играть?

Не знаю, возможно. Вообще я довольно легко переключаюсь со своего героя на обычную нормальную жизнь после съемок. Если бы мне это не давалось легко, например, во время работы на «Дракуле», когда ты постоянно находишься в этом фантазийном безумном мире, наверное, я бы сошел с ума. Так что главное в нашей работе — уметь вовремя переключиться.

ПРИЧЕСКА: BRIAN BUENAVENTURA/MANAGEMENT ARTISTS FOR CUTLER/REDKEN. ВИЗАЖИСТ: SILVIA CINCOTTA/WILHELMINA. ЦИФРОВАЯ ОБРАБОТКА: CAITLIN FRACKLETON.