Колин, поклонники в шоке — в «Секретной службе» вы только и делаете, что кого-то бьете. Синяков много осталось после съемок?

Не считал. Но на тренировках синяки почитались за трофеи, их даже фотографировали. Как-то раз у меня образовался кровоподтек во всю руку, так тренеры целую фотосессию ему устроили. Решили дополнительно меня прославить и показать всем, что я и правда работал без дублера.

 Вообще, роль спецагента как-то не особо вписывается в ваш послужной список.

В детстве я любил фильмы про шпионов, но не то чтобы мечтал их сыграть. Согласился из уважения к режиссеру Мэттью Вону. Который, кстати, сказал мне: «Если честно, ты последний, кого я представлял в этой роли. И вот еще — ты точно возненавидишь сценарий».

 Почему это?

Потому что для подготовки к съемкам на меня спустили с поводка десятерых здоровенных мужиков, в крови которых прямо-таки бушевал тестостерон. Среди них были военный из спецслужб, гимнаст-олимпиец, чемпион по тайскому боксу и тренер по кунг-фу.

 Звучит серьезно. А как у вас обстояли дела со спортом до этого?

Лениво похаживал в спортзал, куда меня пару лет назад затащил Том Форд. Но тренировался скорее в косметических целях. А вот выкладываться по три часа в день целых шесть месяцев подряд — такое со мной случилось впервые.

 Да уж, задал вам Мэттью задачку.

Сначала я чувствовал себя просто отвратительно — дилетант и слабак. У меня все болело, я постоянно боялся подвести ребят. А потом — раз! — и все вдруг получилось. И я вошел во вкус, знаете ли. Понравилось мне драться. (Смеется.) А заодно научился быстро бегать и поднимать десятки килограммов.

 Получается, скоро мы все чаще будем видеть вас в образе брутальных мачо?

Вы удивитесь, но когда я играл спецагента Гарри, то понял, что этот типаж для меня самого более естествен, чем вечные мои романтические герои. Я даже пожалел, что никогда не соглашался сыграть спортсмена или, там, солдата. В 50 лет быть в лучшей форме, чем в 20 — это что-то. (Смеется.)

Страницы