Ярмарка Art Stage Singapore  совсем молодая, проходит всего в третий раз, но по влиянию на вкусы и рынок уверенно опережает молодые ярмарки Европы. Вы бывали на рыбном рынке? Здесь ровно то же самое  свежак! Самое ценное разбирают, не мешкая.

Если ходить по рынку более двух часов кряду, перестаешь удивляться, мысленно достаешь счеты и начинаешь все раскладывать по полочкам. Такая вот эстетическая бухгалтерия. Подход, конечно, совершенно неправильный, зато очень наглядный. Коммерческий характер выставки требует новинок, технических и идеологических прорывов и чтобы все это можно было повесить на стену или поставить в гостиную или специально отведенную арт-комнату. Одновременно с Art Stage Singapore в местном художественном музее открылась Weight of History  выставка современных шедевров из 14-ти частных коллекций. Вот где можно было прикинуть, какого размера и состава «пис оф арт» может себе позволить среднестатистический азиатский олигарх. Из 22 произведений ни одного мелкого. Все огромные, на целый зал. Сразу понятно, почему и на Art Stage Singapore довольно много работ, которые видно за версту.

Директор ярмарки Лоренцо Рудольф на вопрос про свежие тенденции ответил, что современное искусство все-таки без границ, бла-бла-бла. Что понятно, ведь его задача — глобализировать процесс и приподнять местных. Так что на первой линии здесь лучшие лондонские галереи, а с другой стороны — целый залище модного индонезийского искусства с действительно любопытнейшими штуками. Конечно, у азиатского рынка есть свои интересные, привлекательные и утомительные особенности, которые в определенном смысле близки всему миру, но впервые появились именно здесь. Ну и не забываем, что характерной чертой местного искусства является его: а) технологичность, б) кропотливость, в) незамутненность сознания. Ручной труд только приветствуется. Итак, что сегодня везти из восточных меридианов?

На широких экранах

Самым востребованным трендом можно признать телевизоры или, чтобы было понятнее, мультиэкранные медиа. Работают эти произведения по принципу электронной рамки для цифрового фото. Несколько панелей, составленных в ряд, создают роскошное полотно на любую тему. Особенно мило смотрятся экзерсисы на тему традиционной живописи (корейской или китайской — абсолютно неважно). Изображение появляется на одном экране, плавно перетекает на второй, третий и даже четвертый. На ура публика приняла (то есть скупила все представленные на выставке тиражи) и цифровые издевательства над классикой довольно известного корейца Ли Ли-Нама: «Мона Лиза» Да Винчи раздувается в щеках, девушка Лихтенштейна в шоке от бесконечных красных точек, а Ван Гог распадается на куски. И все это может быть у вас на стене или даже в айпаде. Вторит Ли-Наму и лондонская галерея Carroll Fletcher, в которой банальные панели дополнены разнообразными по форме, да и по содержанию работами американцев. Здесь тоже мутирует красотка Боттичелли в динамическом видео Майкла Хоакина Грея, есть и отличный цифровой супрематизм американца Манфреда Мора. Мимими-мультимедиа сразу на шести экранах были замечены в зоне Project Stage, то есть среди галерей-льготников: анимацию в духе эдакого японского «Короля Льва», сделанную на основе графики японского художника XVII века Ито Дзякутю, придумал японский «Монро» Ясумаса Моримура вместе с teamLab. Видео в интернет пока не выложено, так что довольствуемся фотографией.

 

Ребятам о зверятах

Следующая особенность, которая бросается в глаза, — это любовь к братьям меньшим. Змеи, слоны, жирафы, леопарды, зайцы, коровы, свиньи (некошерных особенно много). Все это отчасти связано с восточным гороскопом, вероятно, ну и кто же не любит котиков? Самые выдающиеся животные между тем были замечены на стенде лондонской Hounch of Venison: португальская художница Джоана Васконселос упаковывает фигурки зверюшек в кружевные чехольчики для пущего ажура. Ну и невозможно пройти мимо керамических зверят, а заодно и ребят корейского скульптора Гвона Осанга

Детский мир

Недаром самый частый отзыв о современном искусстве — «Так и трехлетний может!» Художники так овладели «чистым взглядом» ребенка на мир, что ярмарка моментами напоминает то магазин игрушек, то детский сад. Можно понять, ведь мир игрушек полон скрытой угрозы и фантазий, которые будоражат воображение в любом возрасте. Сказанное подтверждает инсталляция Ай Вэйвэя, сделанная в сотрудничестве с художником и дизайнером коллекционных фигурок Эриком Со из Гонконга, под названием Aibudao. Четыре впечатляющих болванчика в виде самого Ай Вэйвэя выглядят мощно и уверенно, даже жаль, что не продаются. Из того, что прикупить было возможно, следовало встать в очередь за коллажами из кристаллических стикеров китаянки Йе Хонгсинг. В галерее Scream только и успевали «отгружать» ее масштабные работы из детских наклеек примерно по 500 тысяч долларов. Они разом напоминают настенные гобелены, мультики манга и фотографии Лашапеля. Фантастическое зрелище.

Искусство, сделанное с помощью канцелярских принадлежностей — бумажных стикеров, скобочек для степлера, фломастеров, каких-то почеркушек из блокнотов, — тоже можно считать продолжением детского тренда. Этакая рефлексия над школьными страданиями, уроками рисования и труда. Россия не отстает: Андрей Молодкин все так же переводит шариковые ручки Bic на свою чернильную графику, которая неожиданно обнаружилась в корейской галерее Wooson рядом со звездным скульптором Тони Крэгом.

Девочки FOREVER

Откровенные манга и муракамиевские эротические фантазии, признаться, немного надоели, однако девочки с глазами-блюдцами из японского искусства пока никуда не делись. Безусловно, в богатеньких галереях то тут, то там мелькают недобрые девочки Йошимото Нары. Но кого этим удивишь! Правильный выбор — в галерее самого Такаши Мураками Kaikai Kiki. Пока его работы продают другие, он собирает под своим крылом лучших молодых художников. Таких как 20-летняя Оb с узнаваемым стилем — это скорее сны про манга, видения в сиренево-серых тонах. Или Айя Такано — она постарше Оb, но ее творчество — великолепный детский сад.

Парижская галерея Visionairs работает с другой девочкой с челочкой — Ан Сун Ми. Фотограф из Кореи снимает сама себя с плюшевыми ушами бантами и тортами. Что особенно приятно, на стенде галереи Ан Сун Ми собственной персоной позировала со своими автопортретами, что стало популярным сюжетом для Instagram c хэштегом #ArtStageSingapore.

Брендомания

Где делается все палево мира? Правильно, в Китае и в других странах Азиатско-Тихоокеанского региона. Актуальные художники сдерживаться не стали и тоже наваяли фейковых «Шанелей», «Вуиттонов» и «Диоров» — вроде тех, что создал Сирил Ли Ван. Художники замахнулись и на святое в буквальном смысле — изображение Будды встречается на стендах так же часто, как в ритуальных и сувенирных лавках на каком-нибудь Пхукете. Звезда китайского искусства Джанг Хуан задает поэтическую планку дуальной инсталляцией «Берлинский Будда» из огромных фигур. А британский художник тибетского происхождения Гонкар Гьяцо строит золотую комнату со статуей Будды посередине и называет все это Exсuse Me While I Kiss the Sky. Будда и золотые стены обклеены стикерами, будто плевками поп-культуры.

Сингапур — сплошной «атриум» торговых центров, переходящих из одного в другой, так что тема ширпотреба и денег очень в кассу. Индонезийская художница Лайла Азра вместе с группой поддержки сплела целую сад-беседку из сотен бумажных цветов из рупий. Из денег делает свои работы колумбиец Сантьяго Монтойя для галереи Halcyon.

Кроме рупий и подделок, в центре внимания поп-арта медийные персоны. Пакпум Силафан и галерея Scream предлагают целую серию про знаковых художников: Пикассо, Энди Уорхол, Фрида Кало, Яёи Кусама и Ай Вэйвэй с колой, 7UP и другими прохладительными напитками. Простенько и со вкусом. Звезды, конечно, они и в Азии звезды, но чтобы рисовали, и хорошо — такого мы не видели. А вот в той же Halcyon висят картины маслом Боба Дилана — очень даже симпатичные. Берем!

 

Антропоморфные фантазии

Еще одно не новое, но получившее развития явление — искаженная антропоморфная скульптура. Натуральные старушки и младенцы австралийского скульптора Сэма Джинкса в натуральную величину на стенде австралийской Sullivan+Strumpf. Силиконовые фигуры настолько приближены к настоящей человечине, что даже страшно. Галерея White Cube в качестве спецпроекта представила серию белоснежных селекций человеческих половых органов и цветов Рашель Нибон. 14 керамических статуэток — это некий «Декамерон» из области пестиков и тычинок, секс, совсем лишенный головы. Много забавных скульптур на индонезийской платформе — из дерева, силикона и бронзы. А вот из кевлара — материала для шин и бронежилетов — только на российском стенде 11.12 Gallery. Антично-футуристичные скульптуры художника Алексея Морозова галерист Александр Шаров специально привез для привлечения внимания к своей недавно открывшейся в Сингапуре галерее.

Механика Гаврилова

В холле сингапурского художественного музея в день открытия ярмарки выставили огромный буфет с разноформатными видеоокошками. Тайской художник Ту Вей-Ченг на протяжении часа рассказывал всем подряд, как и что тут работает. Принцип волшебной шкатулки, создание вечных двигателей, оживление старых механизмов и мебели — очень важный тренд. На стенде японской Yamamoto Gendai механический диджей Уджино. Звучит его аппарат совершенно фантастически и выглядит так же. Много разных велосипедов, как правило, довольно бестолково-ностальгических, но есть и отличная инсталляция из скутера индонезийца Эдди Прабандоно с родным названием After Party, то есть про самую веселую часть программы.

 

Ленин и так далее

Есть и другие тематические привязки, которые не тянут на тренд, но интересны. Во-первых, Ленин, такой живой. Засел первый вождь пролетариата в мозгах некоторых китайцев как заноза. Нью-йоркская галерея Ethan Cohen Fine Art предоставила целую стену акварелям китайца Ки Жилонга про СССР. Ленин — гриб, не иначе. Другая сквозная история — география. Глобус Руди Мантофани, который распирают в разные стороны два полушария, как два силиконовых имплантата, — в центре индонезийского павильона. Чуть поодаль — перформанс с коктейльными зонтиками «Сделай сам. Как перекроить карту мира?». Продолжается музеификация книг — предмета устаревающего и сакрального в то же время. В моде поделки из стекла — лошарики Жана-Мишеля Отонеля встречаются не только в галерее Perrotin, их поддерживают объекты из стеклянных бус Паолы Пиви. И еще одно наблюдение: активно возвращаются формальное искусство и минимализм — черно-белые тона, белые по белому, черные по черному.