День из жизни: Midnight Juggernauts

День из жизни: Midnight Juggernauts

Сегодня на закрытии фестиваля Strelka Sound выступит австралийская электро-поп группа Midnight Juggernauts. Редакция Interview решила устроить музыкантам очную ставку с другими участниками этого вечера — группой Tesla Boy.

Местом встречи довольно неожиданно выступило кафе «Маяк» — любимая берлога московских журналистов, актеров и прочих представителей алкоинтеллигенции. Во вторник зал борисовской ресторации практически пуст, единственный занятый стол посередине: за ним чинно сидят австралийские гастролеры. Потягивают вино, закусывают карпаччо, на лицах еле заметная усталость. Антон Севидов и компания тоже несколько вымотаны после поездки в Батуми, но вида не подают.

ДЭНИЕЛ СТРИКЕР, барабанщик Midnight Juggernauts: Привет, парни! Знаете, недавно в Москву приезжал мой приятель, и он рассказывал мне, что познакомился с чуваком из Tesla Boy. Его зовут Джим, помните такого?

КОСТЯ ПОКО, гитарист Tesla Boy: Да, я помню его, в тот вечер я выпил очень много водки.

ДЭНИЕЛ: Ну, Джим тоже пьет нехило…

ПОКО: Он? Не сказал бы.

АНТОН СЕВИДОВ, вокалист и клавишник Tesla Boy: А мы еще с вами как-то выступали на одном фестивале. Пару лет назад, это был Exit в Сербии. Мы как раз закончили свой сет и пошли посмотреть ваш. Круто было.

ЭНДИ ЦЕКЕРЕС, гитарист Midnight Juggernauts: Да, мы помним тот фест. Там Chemical Brothers играли и Faith No More. Тогда сборная Испании стала чемпионом мира по футболу, Майк Паттон какую-то испанскую песню даже спел. Праздник был настоящий.

INTERVIEW: А какие фестивали вам больше всего по душе?

ЭНДИ: Ну, Coachella хороший. А так в клубах уютней. Из последнего очень понравился концерт в киевском клубе Crystal Hall. Публика соверешенно безумная была.

АНТОН: Да, мы пару-тройку раз на этой площадке играли, там всегда приятно.

ПОКО: У нас вот самое безумное выступление этого лета пришлось на хорватский фестиваль Avantis. В какой-то момент погода испортилась, начался форменный шторм, над нами тент ходуном ходил, едва не рухнул, а нас самих чуть не сдуло. Там еще Аффи играла, орала на посетителей, чтоб они возвращались к сцене. В запале попала бутылкой одной девушке по голове. Трэш полный, в общем.

ВИНСЕНТ ВЕНДЕТТА, вокалист и клавишник Midnight Juggernauts: Вы извините, что я помалкиваю, у нас сегодня тяжелый день был. Мы тут пытаемся видео снимать, уже пол-Москвы исколесили во взятых напрокат военных костюмах, кирзовые сапоги мозоли уже натерли.

INTERVIEW: Где были?

ДЭНИЕЛ: На Красной площади, на Ходынском поле, на Поклонной горе, в музее космонавтики, на речном трамвайчике катались, на крыше какой-то приятной («Крыша Artplay» — Прим. ред.) отдыхали, в метро еще поснимали.

АНТОН: Погодите, вы фильм снимаете или клип?

ВИНСЕНТ: Клип. Правда, мы еще не знаем, на какую песню. Думаю, мы ее потом запишем.

АНТОН: А кто режиссер?

ВИНСЕНТ: Да все понемногу и режиссеры, и операторы, и сценаристы. Каждый что-нибудь свое придумывает, потом вместе реализуем. Как и в музыке, по большому счету.

INTERVIEW: Вы видели новый клип Chromeo?

АНТОН: Тот, где клавишник своих поклонниц беременными делает? Сильная вещь.

ВИНСЕНТ: Клавишник, этот пухляш? Неа, еще не посмотрели.

ДЭНИЕЛ: Кстати, как вы думаете, кто самый толстый музыкант на планете?

АНТОН: Не знаю, мне почему-то только Стас Барецкий на ум приходит…

INTERVIEW: Я вспомнил об этом видео, потому что в нем Сhromeo подпевает Соланж Ноулз, сестра Бейонсе. Вы же тоже с ней сотрудничали?

ВИНСЕНТ: Ага, она приезжала в прошлом году в Австралию, чтобы я спродюсировал песни для ее нового альбома. В целом мы славно потрудились. Не знаю, когда он выйдет, Соланж эту пластинку записывает уже четыре года, все никак не успокоится. Кроме того, она занимается воспитанием ребенка, а на это уходит много сил и времени…

Тем временем Антон, обнаружив пианино у кассы «Маяка», начинает наигрывать битловскую «And I Love Her». Подошедший официант в довольно грубой форме пытается прервать импровизированное выступление, и через пару минут препирательств ему это удается. Концерт в духе акустических вечеров Sexy Piano Bar, которые Севидов проводил в баре Strelka, заканчивается на первом же номере. Музыканты расходятся, договорившись о встрече на завтра.

Я встречаю Midnight Juggernauts в кафе «Хачапури» на Пушкинской. Зал забит до отказа, среди столующихся по соседству — журналист Андрей Лошак и лидер группы «Самое большое простое число» Кирилл Иванов, посреди не смолкающего гвалта и хохота пианист наяривает мелодию «Утомленного солнца». В это время участники Tesla Boy еще находятся на репетиции (до нас этим вечером они так и не доедут), а Midnight Juggernauts пытаются вести беседу с пришедшими журналистами: «Как Мельбурн? Нормальный город. Вот Сидней — огромный, настоящий мегаполис. Но когда выезжаешь из него в глубинку, контраст поражает. Там еще все страшно религиозны, это прямо кожей чувствуешь. В США такая же история, наверное. Поэтому австралийцы предпочитают уезжать отдыхать на Бали. Туда на самолете добираешься за каких-то пару часов. А чтобы добраться, например, до Португалии, приходится делать кучу пересадок. В Японии, Сингапуре, Испании — в результате перелет может занимать 40 часов».

Когда ужин заканчивается, мы решаем прогуляться до одного из ближайших баров. Пафосным заведениям Midnight Juggernauts предпочитают пролетарский кабак «Под Мухой»: выстроившись шеренгой у барной стойки, Винсент сотоварищи заказывают бутылку водки и немного сока. После первой и второй русский провожатый из концертного агентства пытается объяснить Дэниелу, что в нашей стране есть такой коктейль — «Ерш». Мол, очень популярная тема, но опасная. Обернувшись, обнаруживаем, что остальные музыканты уже вовсю потягивают пиво: «У нас тоже так делают, только названия нет».

Немного наклюкавшись, вспоминаем про традицию тостов: пьем за родителей и друзей, что не с нами, за то, чтобы австралийская пустыня Виктория покрылась зеленью, наконец, за «благодать любви» (название нового альбома The Rapture). Следующие заздравные звучат попроще: «Выпьем!» и «Въебем!» Спустя несколько часов задушевного застолья, подробностей которого не вспомнит никто, отправляемся в бар Дениса Симачева. Охранник на входе сочувственно сообщает, что ничего кроме пива наливать они не имеют права, соответственно, и дискотеки не предвидится. «Ничего, — говорит Дэниел. — Завтра еще раз соберемся. Отыграем концерт, выпьем — и въебем!»

1 сентября, Strelka Sound в баре Strelka: Tesla Boy — 19:00, Midnight Juggernauts — 21:00. Вход 500 р.

Interview
Interview
Оцените автора
Интервью
Добавить комментарий