Дельфин: «Плохую музыку делают, потому что она пользуется спросом»

Дельфин: "Плохую музыку делают, потому что она пользуется спросом"

АМИНОВ: Андрей, представь, что сразу после релиза своего первого альбома ты вдруг услышал тексты и музыку со своей последней, восьмой по счету пластинки. Твоя реакция?

ДЕЛЬФИН: Хороший вопрос. Думаю, я бы эту пластинку отложил и послушал еще раз, внимательнее.

АМИНОВ: Недавно ты переиздал альбом с двумя новыми треками. Что они добавляют?

ДЕЛЬФИН: Ничего особенно нужного. Просто бонус-треки, которые подходят по стилистике и настроению.

АМИНОВ: К работе над треками ты привлекаешь профессионалов со стороны? Или все делается внутри команды?

ДЕЛЬФИН: Исключительно внутри. Конечно, на этапе обдумывания нового материала хочется встретить людей, которые могли бы реализовать все замыслы. Но начинаются эксперименты, и в итоге мы отлично справляемся сами.

АМИНОВ: Насколько ты деспотичен в своем творчестве?

ДЕЛЬФИН: Как и все в нашей команде, я очень яростно отстаиваю свои музыкальные убеждения. Мы много спорим, пытаемся убедить друг друга. И, несмотря на то что мы достаточно экспрессивно это делаем, рано или поздно находим компромисс.

АМИНОВ: В каком составе вы сейчас играете? Кажется, к вам присоединился барабанщик.

ДЕЛЬФИН: Да, Василий Яковлев.

 

АМИНОВ: А сам ты теперь на синтезаторах играешь?

ДЕЛЬФИН: Точно, пытаюсь освоить этот новый для меня инструмент. И, кажется, у меня есть перспективы.

АМИНОВ: Недавно на концерте вы исполнили песню, которой еще нигде нет. Я, кстати, заметил, что у тебя есть привычка — сыграть неизвестный трек, опробовать на слушателях, но не факт, что он потом где-то появится. Зачем так делаешь?

ДЕЛЬФИН: Вношу разнообразие в рутинный процесс. (Улыбается.) При этом возникает приятное ощущение возможности облажаться. (Смеется.)

АМИНОВ: Но как все же ты понимаешь, подходит ли песня, будет ли жить на концертах?

ДЕЛЬФИН: Это внутреннее чувство. Бывает, зрители не очень хорошо принимают интересные для нас самих песни. Но нам все равно хочется их играть. Тогда мы уделяем им чуть больше времени, доводим до ума.

АМИНОВ: Какие это песни, например?

ДЕЛЬФИН: Ну вот была целая история с «Сумерками», с QT. Долго она как-то…

АМИНОВ: Не нравилась на концертах?

ДЕЛЬФИН: Ну да. Поэтому мы искали именно концертное решение.

АМИНОВ: Ты вроде не общаешься с публикой на выступлениях. Как тогда чувствуешь, что ей нравится?

ДЕЛЬФИН: Если люди не уходят из зала во время концерта, уже неплохо.

АМИНОВ: А на отдельные песни как реакцию считываешь?

ДЕЛЬФИН: Чем точнее составлен сет-лист и распределены наши эмоциональные силы, тем больше мы можем донести до зала. Зрители даже могут просто стоять и не аплодировать, но не уходят. Следят за выступлением, как за какой-то театральной постановкой.

АМИНОВ: Для тебя имеет значение, сколько людей пришло на концерт?

ДЕЛЬФИН: Нет. Раз уж ты оказался на сцене, должен показать все, на что способен в данный момент. Обязан. Иначе и выходить не стоило.

АМИНОВ: Почти в одно время с восьмым альбомом вышла книга твоих стихов. Случайно совпало?

ДЕЛЬФИН: Просто как раз к тому моменту накопилось много материала.

АМИНОВ: Какой период охватывает этот сборник?

ДЕЛЬФИН: Довольно большой. Самое раннее стихотворение в нем относится к 2002 году.

АМИНОВ: Насколько ты амбициозный человек?

ДЕЛЬФИН: Сложно сказать. Но если я что-то начал делать, то остановиться уже не могу.

АМИНОВ: Когда доводишь дело до конца — будь то трек, клип, книга, — ты доволен результатом?

ДЕЛЬФИН: Безусловно. И это одна из причин, почему я всем этим занимаюсь. Эйфория может длиться от нескольких часов до нескольких дней, но потом в любом случае приходит опустошение, и все начинается снова. Это бесконечный процесс.

АМИНОВ: В твоем творчестве возможна инструментальная музыка, без текстов?

ДЕЛЬФИН: Если я сочту, что я великий инструменталист, то, наверное, да, попробую такой проект реализовать. Хотя сначала посоветуюсь с близкими, насколько приемлемо это выглядит со стороны.

АМИНОВ: А если только продюсировать? А играют пусть твои музыканты.

ДЕЛЬФИН: Варианты могут быть разные, но сейчас мне в любом случае интересно соединять музыку со словами. Кстати, это одна из причин того, что моя книга вышла чуть раньше последнего альбома. Хотелось дать людям возможность прочитать стихи с листа и самим расставить акценты. А потом, получив пластинку, послушать и посмотреть, насколько сильно музыка меняет смысл написанных слов. Если нашлись те, кто это понял, я рад.

АМИНОВ: Скажи, как тебе удается найти баланс между музыкой и семьей?

ДЕЛЬФИН: Когда родные тебя понимают и стараются помочь, это несложно.

АМИНОВ: Как думаешь, что должны делать музыканты в России, чтобы развивать музыкальную культуру?

ДЕЛЬФИН: Здесь важна роль радиостанций и СМИ, а также людей, имеющих доступ к этим источникам информации. Они влияют на публику, дают ей ориентиры. Ведь проблема в том, что плохую музыку делают, потому что она пользуется спросом. И что-то изменится, только если поменяются вкусы.

АМИНОВ: В творчестве важны ограничения?

ДЕЛЬФИН: Что касательно творчества в целом, я не вижу перед собой никаких ограничений и готов пробовать себя в любом качестве. Если же речь идет о, скажем, новом альбоме, лучше ограничивать себя набором инструментов, чтобы не создавать себе лишних соблазнов. Потом всегда можно что-то добавить, но сначала лучше обойтись минимумом средств.

АМИНОВ: Слышал, ты любишь снимать кино, клипы — это правда?

ДЕЛЬФИН: Мне нравится процесс съемок, монтажа, нравится возиться с видеоматериалами. Не могу сказать, что добился каких-то больших успехов, зато мое увлечение помогает трезво оценивать работу других людей.

АМИНОВ: Если бы у тебя был бюджет на киносъемку миллионов пять долларов — что тогда?

ДЕЛЬФИН: Я бы полностью освоил эту сумму, но фильм выглядел бы долларов на 150. (Смеется.)

АМИНОВ: Несколько лет назад я видел твою картину, собака на ней была нарисована. Сейчас рисуешь?

ДЕЛЬФИН: Почти нет. Я люблю это занятие, но в последнее время вдохновения не было.

АМИНОВ: О чем ты мечтаешь?

ДЕЛЬФИН: Мечтаю редко, но часто планирую, особенно ближайшее будущее.

АМИНОВ: Как ты понимаешь, что вот эта пластинка — хорошая?

ДЕЛЬФИН: Если хочу послушать еще раз. Если испытываю ощущение, что человек, который ее записал, честен со мной, слушателем.

АМИНОВ: Что планируется на концерте 20 ноября?

ДЕЛЬФИН: Сейчас ничего не скажу, пусть это будет сюрпризом, о котором все потом напишут и расскажут сами. Лучше так, да. Потому что когда о чем-то заявляешь заранее, что-то обещаешь, то появляются завышенные ожидания и, как следствие, разочарование. А когда что-то происходит неожиданно, пусть даже криво — это всегда приятный сюрприз.

Интервью
Добавить комментарий