Влад Кульков, 30 лет

 Влад Кульков

Графика с абстрактными росчерками идеальной чистоты и выразительности и трехметровые холсты с паутиной из детально выписанных элементов — все это дела рук Влада Кулькова. Именно благодаря ему живопись, которую объявляют мертвой чуть ли не каждый год, продолжает развиваться и обрастать метафизическими смыслами: «Я понял, что стану художником, еще в то время, от которого остались только смутные воспоминания вроде освещения или движения сквозь какие-то ландшафты: тогда во мне сформировалось интуитивное понимание, что есть область, где находится страшная тайна. Мне постоянно мерещилась поэзия, что-то похожее на Эдгара По, но я чуял, что есть возможность обходиться вообще без слов. С тех пор я не пишу, а призываю образы. Надеюсь, что в искусство вернется сакральное измерение и обо мне будут помнить как об "опытном шамане"».

Тимофей Радя, 28 лет

 Тимофей Радя

В России есть две главные премии в области современного искусства: «Инновация» и премия Кандинского. На последнюю екатеринбургский уличный художник Тимофей Радя был номинирован в 2014 году с двумя работами. Первая — «Все, что я знаю об уличном искусстве» — исповедь стрит-артиста, написанная на бетонной стене промышленного здания, а вторая — «Figure #2: Game» — видео, в котором из поднятой в воздух конструкции из олимпийских колец вылетают и исчезают сотни купюр. В этих работах можно углядеть всю суть искусства Ради: его называют одновременно политическим и лирическим художником: «Надпись на стене — лучший прием. Сказано — сделано. В то же время это такая интимная вещь — переживание человека становится не просто высказанным и зафиксированным, оно становится общим для всех. Я люблю надписи на стенах. Первое, что я написал на стене, было для любимой».

Аслан Гайсумов, 25 лет

 Аслан Гайсумов

В работах Аслана Гайсумова о чеченской войне нет никакой патетики и сентиментальности: все сдержанно и по делу. Его произведения — коллекция номеров уже несуществующих домов или собранные открытки с развалинами некогда обитаемых жилищ — чуть ли не единственное в России художественное свидетельство чеченских событий середины 1990-х. А автобиографическое видео «Волга», показывающее, как 21 человек сбегают во время войны из Грозного, уместившись в одном автомобиле, получило в 2016 году премию «Инновация».
«Мои работы — это опыт, как писал Бродский, "борьбы с удушьем". Через свою художественную практику я хочу добиться свободы внутри себя и в работе. Хочу персональную выставку в музее им. Ахмата Хаджи Кадырова, ну еще в MoMa, Tate, CNAC, LACMA, MUMOK, MACBA, TMOCA, MOCAK, MOCA, MCA, MMCA, MSUB, SMAK, PAC-UA, MACRO, MNCARS и т.д. Вы спрашиваете, каким я хочу запомниться через сто лет? Сто — слишком мало, хочу, чтобы помнили тысячу!»

Света Шуваева, 29 лет

 Света Шуваева

Лицом сентябрьской ярмарки современного искусства Cosmoscow 2016 года Света стала благодаря своим графическим работам: на ее ярких листах изображены толпы людей, чьи однотонные овалы лиц и геометрические фигуры тел превращаются почти в абстракции. Впрочем, графикой дело не ограничивается: Света работает еще и в технике холст/масло, снимает видео и даже шьет платья из тканей по собственным эскизам, кажется, что направления работы и техники девушка меняет каждые полгода. Скоро следующий поворот: «Теперь я хочу создавать пространства, способные вступать в непосредственный контакт со зрителем и изменять его восприятие самого себя. Эти инсталляции должны быть непредсказуемыми: способными меняться и оборачиваться или ночным кошмаром, или радостным и безмятежным сном. Зритель в них окажется застигнутым врасплох и поймет, что он совершенно себя не знает, или, наоборот, найдет убежище».

Евгений Антуфьев, 29 лет

 Евгений Антуфьев

Первая выставка — сразу персональная — в 2008 году на «Винзаводе», в 2009-м — звание лауреата премии Кандинского, в 2011-м — участие в смотре искусства постсоветских стран Ostalgia в нью-йоркском New Museum, а в 2016-м — в крупнейшей международной биеннале Manifesta: Евгений Антуфьев начал стремительно и точно не собирается останавливаться. В его вышивках, скульптурах, рисунках и видео смешиваются образы классической русской литературы, философии, воспоминания детства и мифология. Их сочетание завораживает и как будто отсылает ко сну или к полузабытому преданию: «Я стараюсь, чтобы в моих проектах было несколько уровней: первый — визуальный, а потом уже можно изучить второй: все тексты и истории. Просто красивые проекты или чисто документальные кажутся мне немного недоделанными. В сентябре в лондонской Whitechapel я покажу перформансы. Мне всегда хотелось поработать в театре. Кто знает, может, я стану театральным декоратором и буду шить костюмы гигантских птиц и гусениц? Правда, немного волнуюсь, что получится в результате. Все-таки театр — отдельный жанр, слишком там все в движении, обычно я предпочитаю более застывшие форматы».

Оля Кройтор, 30 лет 

 Оля Кройтор

Испытывать пределы своих возможностей — кажется, главный интерес Оли Кройтор. Перформансистка мыла своими волосами пол за посетителями галереи, часами стояла на 4-метровом столбе под порывами ветра, а на последнем «Архстоянии» висела на стволе дерева, завернутая в полиэтиленовую пленку. Кроме перформансов Оля создает еще и коллажи, для которых кропотливо подбирает на холстах сотни частей комиксов и фотографии.
«Когда я делаю перформансы, то поднимаю из себя самые тяжелые болевые эмоции и освобождаюсь от них. А когда готовлю сольные выставки, мне хочется сделать так, чтобы зритель почувствовал то же, что и я. Главное — дать ему возможность сопереживать».

Иван Новиков, 26 лет

 Иван Новиков

Если вы пришли в галерею, на стенах которой — абстрактные полотна, на полу — растения в горшках (или без), а в углу — стенд с архивными материалами, рассказывающими об одном из главных геополитических конфликтов ХХ века, то, скорее всего, вы на персональной экспозиции Ивана Новикова: последний его проект был посвящен тропе Хо Ши Мина — системе транспортных путей времен вьетнамской войны, а предыдущие рассказывали о Камбодже времен Пол Пота и Нюренбергском процессе. «Меня интересует взаимодействие человека и природы и политические конфликты, — говорит Новиков. — Все мои инсталляции — site specific: они сделаны под конкретное место, в котором я создаю визуальные пространственные пейзажи».

Группировка ЗИП
(Степан Субботин, 28 лет; Василий Субботин,
25; Эльдар Ганеев, 36; Евгений Римкевич, 28)

 Группировка Зип

Базирующиеся в Краснодаре ЗИПы придерживаются левых взглядов, то есть критически смотрят на общество, пытаются его улучшить, а еще стараются преодолеть барьер между искусством и жизнью и вовлечь в процесс творчества самые широкие массы. Для этого они организовывают выставки в заброшенных песчаных карьерах, устраивают акции с переодеванием участников группы в «краба-пропагандиста» на анапских пляжах, затевают передвижные экспозиции в принадлежащем им Volkswagen Transporter 1981 года и создают деревянные инсталляции — в основном на темы воображаемых или реальных монументов и памятников: «Нам хотелось бы, чтобы наше искусство могло развиваться без нас и продолжало жить, даже если оно и окажется в пространстве музея. Еще, конечно, надеемся, что короеды не съедят наши инсталляции».

Антонина Баевер, 26 лет

 Антонина Баевер

В арт-тусовке все стараются друг с другом дружить («а мало ли что»), но только не Тоня Баевер. Она постоянно говорит, что все там зануды и глупцы, и всячески провоцирует степенных представителей арт-мира с помощью своих произведений (взять хотя бы видео по мотивам попыток купить дипломную работу для школы Родченко в конторах по продаже студенческих работ) и выставок, которые она делает как куратор: «Мне интересно все, что сбивает с толку, что как-то, прости господи, позволяет выходить за пределы сложившихся конвенций. В мире куча интересного — бесит только необоснованный снобизм тусовки совриска: "Телевизор не смотрим, на вечеринки не ходим, музыку эту не слышали, но знаем, что отстой. Кстати, слово "отстой" тоже не комильфо!" Хуже пенсионеров на лавке, честное слово».

Саша Пирогова, 29 лет

 Саша Пирогова

Физик по образованию, Саша Пирогова известна своими видео, в которых она режиссер и оператор, а еще хореограф — это сказываются почти 10 лет занятий contemporary dance: «Моим языком является движение. Показывая эту обыденную вещь в новом контексте, я трансформирую реальность. При этом мой основной интерес — это взаимодействие со зрителем: чтобы он пришел одним, а ушел другим. Год назад на вопрос: ''Чего вы хотите достичь?'' я бы ответила: ''To save contemporary art in Russia''. Сейчас мои планы распространяются уже на весь мир. Хотелось бы, чтобы через 100 лет меня вспоминали как ту, у которой это получилось».

Экспертный совет:
Владимир Овчаренко (галерея Regina и аукцион Vladey), Елена Селина (галерея XL), Сергей Попов (галерея Pop/off/art),
Дмитрий Ханкин (галерея Triumph), Маргарита Пушкина (ярмарка Cosmoscow), Игорь Маркин (музей и аукцион АРТ4)

Текст Мария Комарова