“Грань будущего”: Почему это победа

“Грань будущего”: Почему это победа

Голливудский актер не самой первой свежести носится по песчаному пляжу в огромном костюме и убивает инопланетных тварей, захвативших Землю, — много раз, одних и тех же, в 3D. Как только он умирает (а умирает он очень часто), предыдущий день начинается вновь, и все повторяется, с той разницей, что он продвигается немного дальше и находит себе компаньона — суровую, красивую, беспощадную женщину Риту по кличке Цельнометаллическая Стерва. Вместе они должны спасти мир — вариантов нет. Поехали.

Возможно, вам сейчас так сразу не кажется, что все это заманчиво звучит, но, пожалуйста, знакомьтесь — это лучший прокатный фильм вашего лета. Называется «Грань будущего», главные роли играют Том Круз и Эмили Блант, режиссер — Даг Лайман («Идентификация Борна»), сценарий написан по графическому японскому роману с восхитительно доходчивым названием . Его нескучно смотреть, интересно обсуждать после и сразу хочется увидеть второй раз. Есть вопросы к концовке — но это уж ладно, нельзя же совсем без вопросов. Важно другое — помимо того, чтобы исполнять свою прямую функцию (то есть быть идеальным летним блокбастером и развлекать нас два часа подряд), «Грань будущего» успешно берет на себя еще несколько других интересных задач и блестяще с ними справляется.

Во-первых, этот фильм замечательно перезапускает наконец карьеру Тома Круза. Помните времена, когда многие его еще искренне любили? Когда он не снимался в фильме «Рок на века» и был белозубым героем, не упускавшим возможности смешно поддеть ближнего, особенно если ближний — красивая женщина. Так вот, они как будто вернулись: весь фильм герой Круза отматывает назад время, и для собственной карьеры он его тоже каким-то чудом отмотал. Конечно, он делает это не в одиночку — сценарий, например, очень помогает. Чтобы выгодно оттенить и возвеличить героя, а также подобраться ближе к нормальным не японским сердцам, сюжет оригинального романа сильно изменили. Концовка и система героев стали на порядок проще и жизнерадостнее, но дурного в этом ничего нет — все адаптировано весьма изящно. Оригинальный Кенджи (в книге он становится Кейджем только в конце, когда его имя узнают и коверкают американцы) был растерянным воином, опустошенным жертвами и страданиями, очень похожим по состоянию и набору моральных проблем на героя в конце «Евангелиона». В американской версии он превратился в прямолинейного живучего солдата и весь фильм ровно движется к одной конкретной точке, в которой Том Круз сможет позволить себе свою фирменную сияющую улыбку. Первые пять минут экранного времени Круз — заносчивый рекламщик, следующие десять — салага, пониженный в звании, но потом он прекращает кокетничать и начинает уверенно прокачиваться в супервояку. Он как будто специально проходит на экране заново всю школу спецподготовки, чтобы заслужить наше одобрение. Это работает, мы успеваем его полюбить как родного. Классно, что ты вернулся, Том.

“Грань будущего”: Почему это победа

Круз — это хорошо, но есть разговор и поинтереснее. Про многие блокбастеры принято утверждать, что они похожи на компьютерную игру, не реже оказывается, что игры сильно похожи на блокбастеры ( показывают в кинотеатрах в 3D, и лично я бы с удовольствием посмотрела это кино). Так вот, «Грань будущего» делает еще один большой, крутой и серьезный шаг в направлении компьютерной игры — причем не по стилистике, а по сути. То, что в кино называется день сурка, в этом фильме гораздо уместнее назвать функцией autosave.

Вообще, сравнивать «Грань» с «Днем сурка» — это скорее романтическое допущение, потому что функции у временной петли в этих фильмах совсем разные. День сурка просто повторялся наутро, чтобы герой кое-что понял о жизни, когда ему надоест развлекаться, а день великой битвы с инопланетянами продолжается и может тянуться несколько суток. Он заканчивается только тогда, когда ты умираешь. И тогда ты начинаешь снова, потому что у тебя есть миссия, начинаешь с той точки, где игра в последний раз позволила тебе сохраниться. В отличие от Билла Мюррея в «Дне сурка», герой Круза уже на десятые или двадцатые сутки точно понимает, что с ним произошло и ради чего это случилось. Он понимает, как спасти всю планету — и хотя задача кажется нереальной, что логично для последних уровней на максимальной сложности, она не может быть нерешаемой. Такова игровая логика.

“Грань будущего”: Почему это победа

В том, что мы это чувствуем, — главная заслуга «Грани будущего», и за это чувство весь переписанный сценарий можно простить. Вместе с героем у нас на этой стадии фильма начинается то, что замечательный исследователь Джейн Макгонигал в своей лекции, объясняющей, почему , называет «предрасположенностью к эпической победе». Бесконечно проходя один и тот же уровень, герой вынужден привыкнуть к мысли, что может его пройти — потому что если он не будет в это верить, ничего не выйдет. Вместе с ним адреналин, прибывающий с каждой новой, более удачной попыткой, начинает зашкаливать и у нас. Это первая волна энтузиазма, которую, сидя в зале на «Грани будущего», очень трудно не начать испытывать.

Но игру можно бросить. Ведь мы, в конце концов, пришли смотреть кино, как насчет драмы? Примерно в тот момент, когда от этой мысли уже не избавиться, фильм делает новый поворот, переключив действие обратно из режима прохождения с автосейвом на финальный уровень, где герой сохраниться и снова воскреснуть по сюжету уже не может; иными словами — возвращает настоящую опасность, а значит, и драму на экран. И в этот момент выигрывает окончательно.

Интервью
Добавить комментарий