“Джек Райан”, “Роман с кокаином” и развлечения в Вегасе

На этой неделе вернулись Кевин Костнер, Михаил Барышников, Сильвестр Сталлоне, Роберт Де Ниро, Ким Бейсингер и Роберт Редфорд. В середине января 2014-го вернулись 1980-е, и они в плохой форме.

“Джек Райан: Теория хаоса”

Интересно, каким образом Shadow Recruit превратилось в «Теорию хаоса»? Что, правда сидели люди и думали, что «Теория хаоса» хорошо передает смысл оригинального названия? В фильме Крис Пайн попадает в Москву, гуляет по Большому Каменному мосту и спускается с него к «Балчугу» (!), открывает тумбочку в гостинице, а там лежит русский журнал с надписью «Уитни Хьюстон» на обложке (что логично — его прикрывает постаревший цэрэушник Кевин Костнер), а Кеннет Брана в церкви клянется отомстить американцам за матушку Русь, обвалив доллар.

В общем, это кино можно вынести, только если смотреть его как комедию, а это явно не входило в планы его создателей, снимавших шпионский триллер. Даже Михаил Барышников, играющий российского функционера Сорокина, говорят, увидел окончательный монтаж и потребовал убрать свою фамилию из титров.

“Забойный реванш”

Люди, которые родились в 1980-х, просто пойдут (или, что вероятнее, не пойдут) смотреть фильм в духе «Starперцев», где звезды прошлого Сильвестр Сталлоне и Роберт Де Ниро валяют дурака на ринге вместо того, чтобы коротать старость в домике у моря. Люди постарше, открывшие для себя кино в видеосалонах 1980-х, увидят встречу Рокки Бальбоа с Джейком Ла Моттой и, скорее всего, разочаруются никаким русским дубляжом. И то, и другое печально, так что лучше не смотреть — не «Бешеный бык» точно.

“Колония”

Несколько звезд категории «Б» (Лоуренс Фишберн, Билл Пэкстон) после апокалипсиса из-за глобального потепления полфильма рыскают в темноте фонариками под угрожающую музыку. Что же их ждет там, в темноте? Каннибалы! Каннибалы — это новые вампиры и зомби!

“Воровка книг”

Все фильмы, в которых мир показан «глазами ребенка», одинаковы. «Воровка книг» — это как смешать «Список Шиндлера», «Пианиста» и «Чтеца» и вписать в эту кашу любопытную девочку, которая хочет все знать. Обязательно получается банальность про страсть к чтению как метафору воли к жизни.

“Не угаснет надежда”

Роберт Редфорд в полной тишине плывет на яхте по океану полтора часа. Через 15 минут после начала у зрителей начинается морская болезнь. Больше ничего не происходит.

“Роман с кокаином”

Обычно когда американцы или европейцы снимают фильм о наркотиках, это кино о том, как круто они воздействуют на сознание, как под них хорошо танцуется в клубе, как обостряются чувства во время секса, но как потом обязательно нужно с них слезть, потому что вредно для здоровья. Когда наши снимают кино о наркотиках, все равно получается артхаусный Достоевский о смысле жизни и русской душе. Может быть, для наших кинематографистов любой наркотик — водка?

“Холостячки в Вегасе”

Нет-нет, это не сиквел блестящего «Девичника в Вегасе», это снятое на телефон дешевое кино про каких-то дур, которые не умеют веселиться. Если у вас есть еще сомнения, смотреть или нет, окончательно вас остановить должна надпись, которой авторы, видимо, гордятся: «От продюсеров “Паранормального явления”».

“Гранд Централ: Любовь на атомы”

Типичная французская мелодрама без смысла, но с претензией на философские обобщения: парень устраивается на работу на атомную станцию и влюбляется в чужую жену, которую, естественно, играет Леа Сейду, потому что теперь во Франции осталась только одна актриса.

Interview
Interview
Оцените автора
Интервью
Добавить комментарий