Дэниел Рэдклифф: «Меня злят люди, которые критикуют других»

Дэниел Рэдклифф: "Меня злят люди, которые критикуют других"

Мальчик в смешных круглых очках давно вырос, хотя поклонники поттерианы не в силах с этим смириться. А зря. Потому что Дэниел Рэдклифф отправился покорять новые киновершины.

Ждать результатов осталось недолго: уже 26 ноября — премьера картины «Виктор Франкенштейн», где 26-летний Гарри (простите, Дэниел) сыграл Игоря, помощника великого и ужасного ученого.

А в следующем году юного мага вообще узнают лишь самые преданные фаны. Актер побрился наголо ради роли молодого агента ФБР, внедренного в неонацистскую организацию для борьбы с вооруженными до зубов расистами, в картине под рабочим названием «Империя».

Лондонский спецкор Interview самым тщательным образом исследует метаморфозы Дэниела Рэдклиффа — актера, человека и гражданина.

 Дэниел, привет! Отлично выглядишь. Кстати, ты вроде налысо побрился, а в фильме «Виктор Франкенштейн» — опять волосатик. Накладные?

Ага. И я не врубаюсь, зачем женщины добровольно носят эти парики и экстеншены? Удовольствия ноль: трогать нельзя, везде этот клей, вымоешь голову — обязательно что-нибудь отвалится. Короче, сплошной стресс.

 Скажи, а зачем понадобился еще один фильм про Франкенштейна? Их и так уже около 30.

Посмотрев нашу версию, ты узнаешь много нового. Это не стандартное кино по мотивам бестселлера, а хорошенько переработанный сюжет, где главная тема — битва науки и этики. Очень актуально сегодня. Ну и экшен, конечно.

 А тебя самого что-то пугает в прогрессе?

У меня есть знакомая — учитель, она объясняет пятилеткам в школе, что такое интернет. И говорит, что в мире много детей, чьи родители какое-то невероятное количество информации про них напостили в соцсетях еще до того, как дети начали понимать, что происходит, и смогли возмутиться. А как это отразится на них лет через десять? Безумие какое-то. Это и есть противостояние науки и этики. Сам-то я, когда речь зашла о прогрессе, думал в ключе какого-нибудь клонирования. Но в итоге нас поглотил другой монстр — интернет.

 Боишься клонирования?

Второй я, который тут рядом ходит? Спасибо, не надо. Дико пугает такая перспектива. Надеюсь, этого никогда не случится.

 Поклонницы были бы не против.

Наверное. Но как только они проведут день с моим клоном, сразу начнут вопить: «Эй, уберите его, он же не затыкается!» (Смеется.)

 Наверняка в науке есть вещи, которые тебя не пугают, а радуют?

Разумеется. Еще одна моя знакомая — физик. Как-то она показала мне вещество под названием графен. Из него можно сделать смартфон толщиной с лист бумаги. Или мячик. Долбануть молотком — он снова станет мячиком. Круто же!

 Но ты во «Франкенштейне» с не самыми приятными изобретениями связан. И вообще, Дэниел, в последнее время ты часто выбираешь мрачные роли.

У всех есть темная сторона. Я свою могу исследовать с помощью работы.

 Как именно?

Когда вживаюсь в образ и по сценарию надо злиться, думаю о том, что меня злит.

 И что же?

Люди, которые судят и критикуют других.

 Да, помню, что ты поддерживаешь «Проект “Тревор”», помогающий ЛГБТ-сообществу.

Я вырос в среде, где никому и в голову прийти не могло, что гомосексуалисты как-то иначе устроены. Поэтому, когда впервые столкнулся с гомофобией и узнал, что, по статистике, среди подростков нетрадиционной ориентации в шесть раз больше самоубийц, я сильно разозлился. Что за бред: в XXI веке уничтожать себя за то, что ты такой, какой есть? Кстати, в России геи вне закона?

 Нет, но говорить об этом публично закон запрещает.

По-моему, у вас очень развита культура мачизма. Каждая страна приходит к толерантности с разной скоростью, так что рано или поздно и у вас все наладится.

 Дэниел, давай немного испортим твой образ хорошего парня: ну хоть кому-нибудь в этой жизни ты нагрубил?

Я скорее руку себе отрежу, чем буду делать кому-то гадости, оскорблять.

 Ну-ну, все вы, англичане, такие. (Оба смеются.)

Interview
Interview
Оцените автора
Интервью
Добавить комментарий