Сrazy Horse: «Мы против вульгарности. Мы за шик и роскошь!»

Сrazy Horse: «Мы против вульгарности. Мы за шик и роскошь!»

Перед премьерой фильма Фредерика Уайзмана «Crazy Horse» Interview поговорил с танцовщицами легендарного парижского кабаре.

15, 17 и 18 февраля в кинотеатре «35 мм» пройдут спецпоказы нового фильма Фредерика Уайзмана «Crazy Horse». Американский документалист номер один Уайзман вот уже 40 с лишним лет занимается дотошным исследованием социальных институтов, начиная от школ и тюрем и заканчивая балетом Парижской оперы, а вот теперь и парижским кабаре. Свою философию кино он сформулировал уже на съемках первого фильма «Безумцы из Титиката» (1967) и с тех пор ее не менял: займи позицию «невидимого наблюдателя», слейся со средой и терпеливо собирай материал, а в монтажной комнате просто вырежешь все лишнее.

Никаких «говорящих голов», комментариев экспертов, закадрового голоса — только «голая» реальность. Наблюдать за «голой» реальностью, тем не менее, невероятно увлекательно — не в последнюю очередь благодаря драматическому чутью Уайзмана: банальные «производственные драмы» в его руках легко превращаются в захватывающее зрелище.

На премьерном показе фильм будут представлять героини Crazy Horse, выступление которых сейчас можно посмотреть в Москве. Владимир Лукин встретился с танцовщицами Лавой и Розой и узнал, насколько фильм соответствует реальности.

Вы уже смотрели фильм?

Роза: Увы, не успела.

Лава: Я смотрела только некоторые отрывки. Из-за постоянных гастролей никак не получается его посмотреть целиком.

И как вам отрывки?

Лава: Безумные, как и полагается для Crazy Horse. Судя по тому, что я успела посмотреть, фильм получился правдивым.

А вы сами участвовали в съемках?

Лава: Увы, как раз во время съемок мы были на очередных гастролях.

Понятно. В фильме показаны только репетиции и номера. Такое ощущение, что танцовщицы не покидают стены кабаре.

Роза: Не преувеличивайте. Мы, конечно, много работаем, причем не только в кабаре — йога, гимнастические залы, чтобы держать себя в форме. Но когда выдается свободная минута, мы отрываемся по полной.

И такая работа не мешает личной жизни? А как же докучливые поклонники? Ревнивые бойфренды?

Роза: Нас умело прячут от публики после выступлений, разработана целая система (Смеется). А что касается личной жизни, то мой бойфренд, например, мной гордится.

В фильме ваш хореограф Филипп Декуфле жалуется на репетициях, что девушки смущаются прикасаться друг другу во время исполнения номера. Неужели танцовщицы Crazy Horse настолько застенчивы?

Лава: (Смеется) Да нет, конечно!

Видимо, это тот отрывок из фильма, который вы пока не видели. Декуфле там не на шутку расстроен.

Роза: Зависит от девушки. Дело не в стеснительности. Нас может смущать какой-то элемент представления, потому что он некрасив или неестественен. Но мы не стесняемся говорить об этом руководству. Мы против вульгарности.

Лава: Мы за шик и роскошь!

И тяжело попасть в мир шика и роскоши?

Роза: Подаешь документы, их рассматривают и, если все хорошо, приглашают на кастинг. Минуту импровизируешь на сцене под музыку, а потом жюри еще смотрит на тело — стандарты очень жесткие. Оценивают и твою сценическую харизму — без нее, каким роскошным ни было бы твое тело, ничего не получится.

В финале фильма, кстати, показан кастинг. Танцовщицы стоят на сцене, и жюри откровенно обсуждает их внешность: «У этой грудь маловата, а эта слишком мала ростом». И, кажется, девушки на сцене все прекрасно слышат. Это довольно жестоко.

Роза: Мы на кастинге ничего слышали.

Лава: Но спасибо, что рассказали — теперь мы знаем, о чем они там шушукались (Смеются).

 

interviewrussia
interviewrussia
Оцените автора
Интервью
Добавить комментарий