Аmerican Horror Story: Бабий водевиль

1

Что не так с третьим сезоном “Американской истории ужасов”?

«Черную вдову» Зоуи чуть ли не насильно везут на поезде в Новый Орлеан из-за того, что ее одноклассник откинулся, пока та скакала на его причинном месте. Зоуи — ведьма, но ее не собираются сажать на кол или сжигать, по крайней мере сейчас. Она едет в академию мисс Робишо, что-то наподобие Хогвартса, только совсем для девочек. Ее новыми соседками станут: молодая киноактриса Мэдисон, любящая приложиться к бутылке и обладающая даром телекинеза, читающая мысли Нэн и толстая кукла-вуду Квинси.

Чуть позже к ним присоединится ведьма-хиппарка Мисти, способная оживить себя и всех остальных из чего угодно, кроме крокодильего дерьма. Управляет Робишо Корделия, в первых эпизодах по большей части занятая гомеопатией и выяснением отношений со своим мужем, который тоже не лыком шит. Но главная, опять же пока, здесь не она, а ее мать Фиона Гуд — суприм, верховная ведьма, что оторвавшись от кокаина и беспорядочных половых связей приезжает в Робишо навести свои порядки, а за одно нейтрализовать на ранней стадии новую верховную, потому что в семье должна тусить только одна женщина, и Фиона свой кокаин вынюхала еще не весь.

Вторыми, третьими, четвертыми, двадцать четвертыми сюжетными линиями идут истории про зомби, инцесты, Франкенштейна, местную Салтычиху мадам ЛаЛори, вуду-парикмахершу Мари Лаво, девелоперскую компанию, которая на самом деле ведет охоту на ведьм, дворецкого в женском исподнем, джазмена с топором, набожных убийц и прочих первертов.

К сожалению, весь этот набор выглядит красиво настолько, насколько не имеет никакого отношения к основному сюжету антологии. Создатели сериала Райан Мёрфи и Брэд Фэлчак вроде бы и сами не понимают, о чем они вообще ведут сказ, и лишь ближе к середине определяются: it is all about new Supreme. Так, все остальные сюжетные линии с оскароносными актрисами вроде Анджелы Бассетт или Кэти Бейтс быстро списываются в утиль, оставляя каждую из пяти героинь наедине со своим личным маленьким адом.

Для того чтобы понять, что не так с третьим сезоном «Американской истории ужасов», достаточно заглянуть в комнату сценаристов. Ну или прочесть их список, в котором порядка десяти фамилий, и каждый пишет отдельную серию, самым прилежным дают писать две, создателям — три. И сразу же становится ясна эта несобранность в сюжете: пять воскрешений из мертвых, восемь нелепых смертей, три ушедшие в пустоту хорошие сюжетные линии, исчезновения и появления не то чтобы героев, а их отрезанных голов.

В последних 15 минутах сезона Мёрфи так и вообще цитирует сам себя — конец прошлогодней истории про психушку. Первой «дыру в корабле» учуяла тертый калач Джессика Лэнг, которая после выхода то ли второго, то ли третьего эпизода сказала, что съемки в следующем сезоне для нее будут последними; вторыми были зрители. Рейтинг шоу скатился с пяти миллионов во время премьеры до трех с половиной к 12-му эпизоду.

Заявление Джона Лэндграфа, исполнительного директора телеканала FX, на котором выходит шоу, о том, что если Райан Мёрфи и сделает когда-нибудь сезон слабее предыдущих, то ничего страшного не случится, свидетельствует не о карт-бланше AHS, а, наоборот, о пристальном к ней внимании.

При полной беспомощности сценария нельзя не отметить игру актрис старшего поколения. Джессика Лэнг, рассказывающая о том, что гламур мертв, прирожденная расистка Кэти Бейтс, возмущенная первым темнокожим президентом США, вуду-ведьма нелегкой судьбы Анджела Бассетт, оказавшаяся самой честной и приличной из всего этого шабаша. Отдельно — Фрэнсис Конрой, в течение всего сезона великолепно косплеящая Грейс Коддингтон. Последним словом, сказанным ею, перед эпическим сожжением на костре, будет «Баленсиага».

Есть такое понятие «бабий водевиль», когда, например, начинаешь отдыхать в ночь с пятницы на субботу, пик веселья приходится на утро следующего дня, а все остальное время, вплоть до ночи воскресенья, ты бросаешь все силы и средства, чтобы поддерживать свою жизнедеятельность на том же уровне, что и сутки назад. Получается довольно хлопотно и бесполезно, так как пик давно пройден и все усилия прикладываются лишь к тому, чтобы кривая удовольствия шла вниз медленнее, чем могла бы быть. В AHS, помимо буквального бабьего водевиля, происходит примерно то же самое.

Мёрфи и его сценаристы, не выстроив четкой и стройной сюжетной линии, после хорошего старта пытаются наполнить смыслом все 13 эпизодов сезона, хотя и дураку понятно, что его хватает максимум часов на пять. И в случае с четвертым сезоном, возможно, имеет смысл сперва написать хороший сценарий, а потом объявлять, что он уже готов, а не так, как это происходит сейчас — полностью наоборот.

ТЕКСТ: ПАВЕЛ ВАРДИШВИЛИ

 

interviewrussia
interviewrussia
Оцените автора
Интервью
Добавить комментарий