Как один журнал и одна галерея порвали биеннале в Венеции

1

Каждое утро Венецианской биеннале начинается с борьбы за место в упакованном поклонниками современного искусства водном автобусе, а каждый вечер — это три, а то и пять вечеринок. На все без исключения — по воде иль по суше — надо успеть.

Еще в Москве редакция Interview муссировала вопрос: какая птица успеет долететь-доплыть и побыть хоть полчаса на нашем коктейле в одном из самых изысканных и закрытых мест Венеции — отеле Aman Canal Grande Venice? Дело в том, что на 6 мая, кроме совместной вечеринки Interview, галереи «Триумф» и Faena Art в честь AES+F, еще были запланированы и другие мероприятия. Например, ужин в галерее Пино в палаццо Грасси и праздник русского павильона с концертом Эмира Кустурицы.

К слову, важных птиц на нашей вечеринке ожидалось немало.

Чтобы было понятнее, распишу вам свой день 6 мая 2015 года поминутно.

10:00

Отправляюсь в Giardini della Biennale смотреть национальные павильоны. За полтора часа успеваю оббежать лишь пять. Галопом несусь смотреть основной кураторский проект в Арсенале, где оказываюсь только в 12:00.

15:00

К трем часам оказываюсь на другом конце Венеции на открытии выставки Portable Classic в Fondazione Prada. На два этажа классических скульптур и их копий разного времени, прекрасно подобранных авторитетным искусствоведом и куратором Сальваторе Сеттисом, трачу ровно полтора часа.

16:30

Отплываю с открытия на водном автобусе и наблюдаю такую сцену: состоятельные и запаздывающие VIP-гости подъезжают на личном такси прямо к центральному входу фонда Prada в палаццо Корнер делла Реджина, их встречает отряд элегантно одетых юношей, подают гостям руки, чтобы помочь выбраться из лодки на четырехметровый понтонный мостик и затем торжественно войти через главный вход дворца.

И тут прямо на наших глазах этот самый мостик складывается пополам, и оказавшиеся на нем гости торжественно летят в воду. Толчея-суета-паника, ясное дело, и бравым парням теперь приходится тоже сложиться пополам, чтобы вытащить знатных гостей, оказавшихся в воде. Как у вымокших випов прошла встреча с прекрасным, я не знаю, но в голове молнией пронеслось эгоистическое: «А ведь у нас вечером многие знатные гости тоже на личных такси к мостику “Амана” подъедут, и не дай бог, как говорится».

17:00

До вечеринки надо успеть посмотреть на проект, в честь которого мы, собственно, вечеринку-то и устраиваем. Арт-группа AES+F в рамках параллельной программы биеннале представила исполинское семиканальное видео под названием 001 Inverso Mundus. Размер видеоинсталляции был так велик, что охватить всю проекцию взглядом было просто невозможно. Приходилось смотреть медленно, вдумчиво, кусками от начала до конца все 40 минут.

В свойственной для себя ультрагламурной эстетике художники изобразили «перевернутый мир», в котором вылизанные CEO мутировали в асфальтоукладчиков и замученных бытом домохозяек и где, выражаясь словами самих артистов, «химеры становились домашними зверушками, а апокалипсис — желанной вечеринкой». Видео — не единственная составная проекта. Публику встречало огромное ложе, на котором в соблазнительных позах располагался десяток карабинеров; публика проглатывала все, как завороженная.

19:30

На наш коктейль мы отправились пешком от греха подальше. У моста Риальто нас встретила девушка Соня, ангелоподобная помощница из галереи «Триумф», и провела узкими улочками ко входу в отель «Аман», где уже стояла пара строгих охранников: вход только по спискам, личному приглашению и фейсконтролю — не забалуешь. В Венеции выбор места для вечеринки — это целая история и предмет обсуждения. В пятизвездочном отеле — дорого-богато и предсказуемо.

В собственном особняке — редко, роскошно. В арендованном, особенно если повезет с красивым садом, может получиться вполне симпатично. А вот в известном своей избирательностью, требовательностью и элитарностью «Амане» — сущая редкость. Палаццо Пападополи, в котором располагается отель, стоит с XVI века; анфиладная композиция библиотеки, огромные окна на канал, изысканная мебель, уютные диваны и кресла, а в прилегающих небольших залах щедро льются коктейли с водкой Beluga — короче, все располагало к породистым разговорам о современном искусстве.

Шарма происходящему добавляло еще и то, что сеть отелей «Аман» не так давно приобрел русский бизнесмен Влад Доронин. Неудивительно, что первыми вопросами со стороны гостей были «А где сами художники?» и «Будет ли Доронин?».

ОТЕЛЬ «АМАН»

Пока художники приходили в себя после открытия проекта и медленно подтягивались на прием, владелец галереи «Триумф» Дмитрий Ханкин с нескрываемым удовольствием приветствовал гостей. Своим близким друзьям он шептал: «Мы всех порвали, согласись?» Рубен Варданян, соучредитель RVVZ Foundation, только что запустивший международную инициативу 100 Lives и гуманитарную премию Aurora Prize при участии Джорджа Клуни, еще не знал на тот момент, что реально всех порвет, а «Золотого льва» получит армянский национальный павильон, им вдохновленный и поддержанный, но оттого был не менее весел.

Заместитель председателя и соруководитель аукционного дома Phillips Светлана Марич и художник Марк Куинн делились со мной секретами «как успеть везде на биеннале» и всем своим дальнейшим передвижением это доказали на практике, успев на ужин к Пино и на концерт к Кустурице.

Словно ракета пролетел Ренцо Россо — «гений джинсов» по меткому выражению Сюзи Менкес, основатель The Only Brave Foundation («Единственный бесстрашный фонд») и владелец Diesel, Maison Margiela, Marni, Just Cavalli, Vivienne Westwood и прочих. К своему удивлению, я узнала, что он не успел окончить знаменитый Университет Ка’ Фоскари в Венеции и с пылу с жару окунулся в работу в компании Moltex, удвоив ее прибыль за пару лет. «Все бы недоучки были такими успешными», — мелькнуло в голове.

РЕНЦО РОССО

Президент по связям с общественностью Max Mara Group Джорджо Гвидотти — истинный бонвиван и любимчик редакторов глянцевых изданий — исправно дегустировал венецианские канапе и по моей просьбе комментировал их качество. «Perfetto, Aliona!» — был его ответ. По-биенналевски экстравагантно одетый совладелец галереи «Триумф» Емельян Захаров уютно расположился в диване с основателем Еврейского музея Александром Бородой, и, похоже, вместе они счастливо решили судьбу и музеев, и евреев одним чохом.

Нуна Смит-Петерсен, владелица крупного пиар-агентства, 25 лет проработавшая на службе у Armani, Valentino и Todd’s, все время пыталась меня украсть, подняться на самый высокий этаж и познакомить с потомком семьи Пападополи, графом Джиберто Арривабене Валенти Гонзагой, который до сих пор является владельцем палаццо. До сих пор жалею, что не смогла вырваться из вихря светского арт-коловращения. Ну, значит, граф будет в следующий раз.

В стиле fashionably late появился владелец сети отелей «Аман», сооснователь строительной компании «Капитал Груп», совладелец журнала Interview Влад Доронин. Всякий раз, оказываясь рядом с Дорониным, я поражаюсь его способностью с абсолютно прямой спиной занять самое удобное для обзора людей место в пространстве и, чуть возвышаясь над толпой, сканировать ситуацию.

Все это он виртуозно делал, параллельно обсуждая с Марком Гарбером судьбы рубля и доллара, инвестиций во все, взлетов и падений. Щедрые комплименты Доронина высыпались на голову бренд-директора Beluga Екатерины Затекиной. Оказалось, у Влада всегда в самолете ящик Beluga Transatlantic Racing для подарка иностранным гостям.

АЛЕНА ДОЛЕЦКАЯ И ВЛАДИСЛАВ ДОРОНИН

Усталые, но довольные члены команды AES+F Татьяна Арзамасова, Лев Евзович, Евгений Святский и Владимир Фридкес прибыли со свитой верных друзей, мужей и жен и тут же принимали заслуженные комплименты от Олега Кулика, Ланы Гриневой, коллекционеров Поповых, знаменитого аукциониста Симона де Пюри, Василия Церетели с женой и многих-многих других. К моему удивлению, гости говорили о своих планах на дальнейший вечер, но всё уютнее растворялись в диванах и креслах, слушая изысканную классическую музыку в исполнении известной пианистки Стефании Редаэлли и солистки Лиу Пелличиари.

ВЛАДИМИР ФРИДКЕС И НАСТЯ ЦОЙ

Коротенечко, часа на три, зависнув в палаццо Пападополи, гости к 11-ти начали расходиться. Интересно, что можно было дальше успеть? Я с онемевшим языком и гудящими ногами, прошагавшими перед этим 50 тысяч квадратных метров современного искусства, честно отправилась домой, в палаццо Бернардо, опрокинув с друзьями на сон грядущий по стаканчику дижестива на соседней площади. Так бы каждый день.

ТЕКСТ АЛЕНА ДОЛЕЦКАЯ

Interview
Interview
Оцените автора
Интервью
Добавить комментарий