Исследование: “Генетика красоты”

1

Склонность к онкологии, болезни Альцгеймера или повышенной выносливости — что можно узнать о себе из генетических тестов?

Про исследование Genotek я узнала от своих друзей-генетиков несколько лет назад. Еще во время существования проекта 23andMe, они первыми проходили это исследование и заставляли своих мужей тоже его пройти. Плюс абсолютно здоровый интерес далекого от науки человека, которому обещают приоткрыть тайну мироздания. Поэтому когда редактор раздела «Красота» Марина Сютаева спросила, кто хочет пройти генетическое исследование, я была первой (и, кажется, единственной) желающей.

Комплексное обследование, которое мне предложила пройти компания Genotek, было довольно специфическим и не про наследственные заболевания, а про красоту. По словам его создателей, такой анализ поможет узнать, какие продукты приводят к набору веса, а какие помогают его снизить, какие физические упражнения могут привести к травмам, а также как «быть красивой от природы» и «подчеркнуть естественную красоту». Я совсем не против, поэтому узнаем и подчеркиваем.

Выглядит сдача материала для исследования так: в офис (на дом, на станцию метро) приезжает курьер, ты минут пять судорожно пытаешься насобирать у себя во рту необходимое количество слюны, сдаешь ее в специальный слюносборник, после чего примерно через месяц приходит сообщение на электронную почту с логином и паролем к «Личному кабинету», куда загружены все данные твоего исследования.

В кабинете два раздела: «Физические и спортивные характеристики» и «Предрасположенность к развитию заболеваний». В первом есть такие показатели, как «склонность к перекусыванию» (повышенная в моем случае, каюсь), «дефицит различных витаминов», «чувствительность к солнцу», «увеличение подкожной жировой ткани при силовых тренировках», «пристрастие к сладкому» и, например, «рефлективное чихание на свет» (пониженное лично у меня, что бы это ни означало).

Я действительно краснею через десять минут на солнце, перекусываю вместо того, чтобы нормально поесть, но пристрастия к сладкому у меня нет в принципе. Все становится интересней в разделе с заболеваниями. Сейчас мне тяжело воссоздать свою реакцию, но это как если тебе говорят что-то чудовищное и добавляют, что шансов бороться нет. Примерно это случается со мной, когда я вижу большое синее слово «ОЖИРЕНИЕ» и мою повышенную (на 15% выше средней нормы) предрасположенность к нему.

После примерно десяти минут полной истерики, издевательств коллег («Наташка, все нормально, что ты! — Пауза. — Черт, но хотела бы я на тебя посмотреть через 20 лет!») и СМС мужу с предложением подумать о целесообразности наших отношений и честном предупреждении его о перспективах моего веса пишу подруге-генетику.

Что удобно — для таких, как я, в результатах пишут просто: «Ожирение! Не забывайте про спорт и разумное питание». Но кроме этого в кабинете есть удобная памятка для врача, где уже рассказано, на основе каких исследований вывод был сделан и что там с моим геном не так (объясняю как могу).

Предлагаю подруге посмотреть на результаты исследования и объяснить простым языком, что происходит и могу ли я уже смириться и просто поглощать макароны на ночь?

Мария Шутова, ученый-генетик Нидерландского института раковых заболеваний:

Давай объясню, как обычно проводят такие исследования. Берут группу людей, из которых половина с ожирением, и смотрят, где они отличаются по последовательности ДНК. Но дело в том, что мы с тобой отличаемся друг от друга и от толстой Люси на несколько тысяч нуклеотидов уж точно. И довольно сложно понять, какие из них дают нам разную форму носа, а какие делают Люсю толстой, а нас худыми.

У тебя с людьми, которые участвовали в исследовании, одна и та же замена нуклеотида. Но это не означает, что все люди с этой заменой обязательно толстые. Это значит, что в определенном масштабном исследовании эта замена встречалась чаще у толстых. Ожирение — очень многофакторный процесс.

Вообще такие исследования называются полногеномный поиск ассоциаций (genome-wide associations studies), и в данный момент в научном мире этот метод считается очень грубым: шансов не увидеть болезненных различий за различиями между людьми очень много, поэтому точно не стоит воспринимать результаты как 100%-ную великую истину. В чем смысл конкретно этого исследования, я объяснить не могу: мы еще не умеем хорошо предсказывать такие сложные признаки.

Возможно, тебе будет дополнительный стимул чаще ходить в спортзал, а может, не будет. Но вот паниковать точно не стоит. Обычному человеку имеет смысл делать исследования на свои наследственные заболевания, которые можно случайно передать своим детям, если у партнера будет та же самая «молчащая» мутация. Это такие болезни, как болезнь Паркинсона, Альцгеймера или, например, рак груди, про которые ученым уже более-менее понятны мутации.

Отложив истерику в сторону, необходимо признать, что никаких важнейших истин тест не открывает. А совет «больше спать, заниматься спортом и быть разборчивым в своих связях с продуктами» можно дать буквально каждому человеку. Но предупрежден — значит вооружен гантелями в руках три раза в неделю и белком на ужин вместо моих нежно любимых бретонских галет с сыром и яйцом.

ТЕКСТ НАТАЛЬЯ ЛИПЧАНСКАЯ

Interview
Interview
Оцените автора
Интервью
Добавить комментарий