Духи, которые выглядят и пахнут, как книги

Духи, которые выглядят и пахнут, как книги

«Распылите аэрозоль на устройство, и оно запахнет книгой» — так применяется спрей Smell of Books (smellofbooks.com). Он придает электронным книгам запах бумажных страниц — пожелтевших от времени или новеньких, пахнущих типографской краской. Поделка c целью отъема денег у населения? Нет, доказательство того, что парфюмерия вступила в серьезные отношения с литературой. «Носы» сочиняют ароматы по мотивам романов и с запахом библиотек. Упаковки духов маскируют под книжные тома, а парфюмерные Дома — под издательства.

Масштаб тенденции проясняется на выставке Pitti Fragranze, которую раз в полгода проводят во Флоренции. Первая же лекция — на литературную тему: парфюмер Бертран Дюшофур и парижский блогер Дениз Болье рассказывают, как создали самый успешный аромат-2012 Séville à l’Aube, L’Artisan Parfumeur. «Однажды Дениз прочла мне свой рассказ о том, как в юности проводила пасхальные каникулы в Севилье и у нее там случился роман, — вспоминает Бертран. — Меня поразило, насколько осязаемо она описала запахи: апельсиновые рощи, свечи и ладан в церкви, лавандовый одеколон прихожан. Так я выпустил духи, а Дениз — книгу The Perfume Lover: a Personal History of Scent».

На другой лекции парфюмерный критик Чандлер Берр вещает о творческом пути Жан-Клода Эллена, штатного парфюмера Hermès. В этом году Эллена попросил десять японских поэтов сочинить хайку для десяти ароматов из коллекции Hermessence. Получилось примерно так:

 

Покусываю твое ухо,

Так напоминающее розу,

В этом аромате розы».

                       Юму Ямагути для Hermessence Rose Ikebana

 

У француженки Мажды Беккали, хозяйки бренда Sculptures Olfactives, все наоборот: сначала книга — потом духи. Ее новая «скульптура» Mon Nom еst Rouge лепится по сюжету романа турецкого писателя Орхана Памука «Меня зовут красный»: «Герой, называющий себя Красным, так тронул меня, что я решила сделать запах для огненного цвета-символа».

Несколько стендов Pitti похожи на книжные развалы. Самый посещаемый — у новинки Paper Passion. Над ней трудилась целая бригада книголюбов: редакция журнала Wallpaper, немецкий парфюмер Геза Шоен, глава издательства Steidl Герхард Штайдль и Карл Лагерфельд. «Аромат новой книги — лучший в мире», — заявляет Карл. Но запах получился скорее про стеллажи домашней библиотеки — крепкий, кожано-древесный. Упаковка нестандартная: вместо коробки — книга в чехле из некрашеного картона и белом коленкоровом переплете. По центру страниц из плотной красной бумаги — вырубка в форме флакона, где и спрятаны духи.

 

«Аромат новой книги — лучший в мире»

— Карл Лагерфельд

 

Такая же книга раскрыта на стенде одеколона Eight & Bob. Только чехол и обложка в черно-белую полоску, а страницы белые. Третий том, затянутый в белую кожу, обнаружен у Zadig & Voltaire. В эпоху, когда рулит коллективное бессознательное, удивляться дизайнам-близнецам и спорить, какой придуман первым, — пустой перевод времени. Лучше потратить его на знакомство с книжными духами, оставшимися за пределами Pitti Fragranze. Вот, например, In the Library американца Кристофера Бросиуса — деликатный приторно-древесный дух самого пыльного угла школьной библиотеки. А Demeter Paperback пахнет потрепанным переплетом: высохшим клеем, желтым картоном, лохматой тесьмой.

Ароматные свечи «Сады писателей» — не про чтение, а для него. Так указано на этикетках. Свечи посвящены творческим убежищам европейских писателей, и запахи у них соответствующие: вересковый «Сестры Бронте в Хауорте», тропический «Стефан Цвейг в Рио», полынный «Лев Толстой в Ясной Поляне».

В какой момент «носы» заделались библиофилами? Первый литературно-парфюмерный опыт поставил француз Фредерик Малль, в 2000 году учредив издательство Editions de Pаrfums Frédéric Malle: «Я работаю с парфюмерами, как издатель — с писателями. Они творят, я продаю». Алые коробки маллевских духов оформлены как книги. На корешке — название «произведения» и фамилия автора. На задней обложке — портрет и аннотация. «Мою гениальную идею превратили в маркетинговый тренд», — сожалеет Фредерик. Почему это случилось? «Людям не хватает эмоций, — считает парфюмерный критик Сергей Борисов. — Чтобы восполнить их недостаток, можно пойти в кино или прочесть книгу. А уж если купить духи, «написанные» по знакомому сюжету…» Геза Шоен, похоже, работает на будущее: «Когда интернет вытеснит печатную продукцию, книжные духи станут единственным способом воскресить чувство, которое дарят новые книги».

Скоро дойдет до того, что к каждому томику стихов будут прилагать флакон духов для правильного настроения. И ароматизировать страницы романов. «По направлению к Свану» Пруста наконец запахнет миндальными пирожными «Мадлен» и липовым чаем. «Quelle horreur!» — возмущается Малль. Еще какой ужас, Фредерик. Хотя не исключено, что прямо сейчас кто-то ставит эту идею на поток.

 

Аватар
kwork
Оцените автора
Интервью
Добавить комментарий