Открытие весеннего сезона в музее “Гараж” и вечер Louis Vuitton для ЮНИСЕФ

1

В музее «Гараж» ретроспективой Владимира Пивоварова открылся весенний сезон, а в Louis Vuitton провели вечер в поддержку благородных инициатив ЮНИСЕФ.

Музей «Гараж», отдавая дань истории своего нынешнего дома — здания бывшего советского ресторана «Времена года» в парке Горького, — разделил программу на четыре сезона: весна, лето, осень и зима. Весну показывали под обещания «арктического армагеддона» от Гидрометцентра в минувшую среду. Обещание сбылось лишь частично: промозглый зимний ветер не остановил тяжелый отечественный светский десант в тяге к прекрасному — первыми посмотреть ретроспективу важного московского концептуалиста Виктора Пивоварова, новый проект американского фотографа Тарин Саймон и масштабную зеленую инсталляцию нью-йоркского художника Рашида Джонсона.

Внимание гостей от главной звезды вечера, Виктора Пивоварова, чуть было не перетянули на себя хозяева «Гаража» Роман Абрамович и Даша Жукова, которые на этом вернисаже впервые вывели в свет свою трехлетнюю дочь Лею. Надо отдать им должное: всех прибывавших они настоятельно отправляли слушать экскурсии, которые сам художник или местные гиды устраивали по ретроспективе.

Первое появление на публике Леи прошло успешно, у потенциальной невесты не было отбоя от ровесников-женихов. В кафе при музее наливали хорошее французское шампанское, итальянское просекко, коньяк Hennessy, разносили закуски с модными этой весной уткой и грибами. Многие из этой неги и близости к сильным места сего так и не решились подняться на второй этаж музея. И очень зря.

Мощь ретроспективы Пивоварова смогла не только на время усмирить нескончаемый гул таких московских матрон, как Ксения Собчак, Мирослава Дума или Вика Газинская, но и показать, откуда ноги растут в работах его сына Павла Пепперштейна. Немного блекло на этом фоне смотрелась выставка Тарин Саймон «Исследование в действии: сценография власти».

Сфотографированные цветочные композиции, отсылающие к оформлению встреч валютно-финансовой конференции Объединенных Наций 1944 года, уместнее смотрелись бы в каком-нибудь «Мультимедиа Арт Музее». С другой стороны, при взгляде на них нельзя было не вспомнить только что прошедший с успехом четвертый сезон сериала «Карточный домик». Абсолютным Instagram-хитом стала инсталляция Рашида Джонсона «В нашем дворе» — высокая решетчатая конструкция с живой экосистемой, устроенная по принципу лабиринта, внутри которого зрители могли наткнуться на аудио- или видеоработы, предметы обихода, книги, скульптуры и что только не.

Как раз внутри этой работы кто-то первый раз высказал вслух мысль о том, что музей стал продавать пригласительные на свои вернисажи за семь тысяч рублей. К концу вечера его не повторил только ленивый. Тут-то руководству музея пришлось озвучить новую политику не только сезонных открытий, но и приглашения на них гостей. Отныне на превью приглашаются только представители арт-сообщества, с которыми сотрудничает музей, главные редактора изданий, а также участники программы лояльности музея, партнеры и частные патроны «Гаража». То есть отбор стал еще более жестким, но не платным, что, безусловно, не могло не порадовать московскую интеллигенцию и иже с ними.

На следующий день в не менее камерной обстановке, в апартаментах Louis Vuitton в ГУМе, проходил коктейль в поддержку цифрового проекта #makeapromise для ЮНИСЕФ. Его премьера состоялась в январе этого года во время шестого бала ЮНИСЕФ в Лос-Анджелесе. По этому случаю креативный директор марки Николя Жескьер разработал дизайн браслета с подвеской, напоминающей замок в форме сердца. 200 долларов с продажи каждого направляются в помощь детям, нуждающимся в защите от внешних обстоятельств.

Подруги Жескьера — Николь Кидман, Селена Гомес и Леа Сейду — снялись в рекламной кампании с амбициозным лозунгом #makeapromise. В Москве за Николь Кидман отдувалась Виктория Исакова, за Леа Сейду — Ольга Карпуть. В объективе Тимофея Колесникова они и другие гости давали обещание помочь детям, скрестив мизинцы — жест единения. Все происходило под диджей-сет Натальи Туровниковой и дорогое французское шампанское Ruinart.

ТЕКСТ ПАВЕЛ ВАРДИШВИЛИ

Interview
Interview
Оцените автора
Интервью
Добавить комментарий