Открытие кафе-бара 8 Oz

1

Впечатления от открытия очередного филиала “Солянки” и призрак Иды Лоло.

«А когда придет Ида Лоло?» — спрашивает меня наш сегодняшний фотограф и постоянный колумнист Николай Зверков на открытии дочернего предприятия «Солянки», кафе-бара 8 Oz в парке Горького. Предпочитающая всем прочим увеселительным заведениям Kisa Bar, Ида вряд ли появится в демократичном зимнем отделении «Лебединого озера», но и без нее здесь есть чем заняться и кого послушать.

«Это и страна Оз, и вечное озеро, и 7+1 учредителей, и восемь видов пицц. А еще это все похоже на 1980-е, название смотрится как ребус, да и чего там, в Берлине есть концепт-стор с замечательным именем 14 Oz», — рассказывает про название нового места промоутер Филипп Миронов, помогающий выстроить бару творческую программу на ближайшее время. «Мало кто знал, но на этом месте в парке Горького всегда находилось кафе “Варна”, названное в честь болгарского города.

Когда стали гуглить эту самую “Варну”, то оказалось, что в Италии так называется одна из коммун в Трентино. Вот отсюда и решили делать упор на итальянскую кухню. А почему более бюджетно, чем в “Озере”? Да чтобы не только тусовщики после клубов приезжали, но и пенсионеры могли себе позволить днем зайти и что-нибудь съесть», — отвечает он же на вопросы про кухню и цены.

Технически кафе прямо за бассейном «Лебединого озера» заработало давно, но нерегулярно и без названия. В народе его так и называли — пиццерия или «Варна». На предложение в шесть утра «Поехали в “Варну” пиццу есть» прожженные тусовщики реагировали: «В “Арму”? Пиццу?» — и смотрели на тебя как на сумасшедшего.

Из расхваленного меню сегодня попробовать ничего не удается. На улице работают барбекю, где всех желающих угощают куриными и бараньими сосисками, кукурузой, салатом коул-слоу. Самым желающим оказывается бигль Люцифер заслуженного артиста РСФСР Алексея Молчанова. Кажется, каждый гость нет-нет да отламывал псу половину своей сардельки. Внутри функционирует только бар, за стойкой которого легендарный бармен из «Симачева» Эдвин разливает коктейли со спонсорским виски.

«Его нужно слушать в маленьком баре каком-нибудь. Садиться, заказывать бурбон и грустить. А тут приходишь — и тысяча человек с рюкзаками. При Мазуренко такого не было!» Топ обсуждений, конечно же, закрытие летней программы института «Стрелка» и концерт очередного вундеркинда от музыки, англичанина King Krule. Вторая по популярности тема — тот же «Симачев».

Бар третий или четвертый день закрыт по техническим причинам. Шутки на тему того, что унитаз забит кокаином, уже неприлично произносить, так что обсуждают более правдоподобные версии вроде аварии на некой подстанции. Правда, почему соседние магазины работают в обычном режиме — не очень понятно. Третья — реконструкция этой зимой Пионерских прудов в парке Горького, что ставит под вопрос доступность для обычных посетителей ЦСК «Гараж», напротив которых он находится.

Все обсуждения происходят под неспешные хиты The Good, the Bad and the Queen, Дэвида Боуи и группы Visage — разогревает хедлайнеров открытия, девичью французскую группу The Buns, столичный модник Вадим Ясногородский. На его месте должен был быть журналист Максим Семеляк с разухабисто-алкогольным диджей-сетом, но в последний момент у него что-то случилось с ногой и дело не задалось.

Сами француженки довольно бодро мешают свои песни с перепевками чужих хитов. Я подпеваю им то в очереди за сосисками, то в ожидании глинтвейна. В какой-то момент мы с Николаем понимаем, что Ида Лоло сюда так и не придет, прощаемся с организаторами и уходим в ночь по Фрунзенскому мосту. В следующий раз нужно будет вместо «Армы» поехать в бывшую «Варну» и попробовать наконец эту расхваленную пиццу.

ТЕКСТ ПАВЕЛ ВАРДИШВИЛИ

Interview
Interview
Оцените автора
Интервью
Добавить комментарий