Креативные горожане о жизни в мегаполисе «Последние 6 лет Москва встречается не с тем парнем»

1

Дружить с прогрессивными горожанами для модных брендов — правило хорошего тона. adidas Originals его методично придерживается — к открытию флагманского магазина на Кузнецком Мосту 6/3 бренд привлек четырех креативных москвичей.

Поразмыслив о жизни столицы, художник и скейтер Павлик Кузнецов создал паттерн «100litsa», фотограф Маша Демьянова сняла проект «Пустошь», диджей Алексей Lapti записал трек, передающий атмосферу московских улиц, а художник и коллекционер кроссовок Миша Рудаев кастомизирует сумки. Современные герои рассказали Interview о жизни в мегаполисе, любимых местах и московском андеграунде.

ПАВЛИК КУЗНЕЦОВ

Московский андеграунд — это я. Я живу на чердаке андеграунда. В Москве мне комфортно, я здесь родился и вырос. Да, иногда хочется уехать, «посидеть в кустах». Но в целом здесь хорошо — всегда встречи, везде экшн. На улицах чисто, красиво. Метро ходит, эскалаторы не ломаются. За последние 5-10 лет невероятно город преобразился. Стало удобно, комфортно. Снесли все страшные палатки, что не может не радовать.

Из минусов — пробки. Они заполонили все — пускай ездят только вокруг Сити! Мое любимое место в городе — Нагатинский затон. Я там родился и вырос. Там огромный парк рядом — «Коломенское», где по приданию Георгий Победоносец боролся со Змеем. Сохранилась «голова коня» —два больших камня. Сейчас я живу на Чистых прудах. Тут тоже много интересных мест. Это то, что мне нравится в Москве: идешь по большим улицам, но стоит свернуть в переулок — и оказываешься в другом каком-то городишке.

Мне всегда нравилось смотреть по сторонам. Мой паттерн «100litsa» представляет собой лицо Москвы в виде пазла. Москвичи — маленькие детали, запчасти, которые превращаются в столицу. Разные, одинаковые — все вместе образуют что-то новое.

МАША ДЕМЬЯНОВА

Мне нравится, когда все быстро — в скорости и энергии есть страсть. В последнее время в Москве стало очень чисто, и даже не только в центре. Но город портят современные уродливые здания, высокая застройка в центре и отсутствие вкуса при восстановлении старой архитектуры. Одно из моих любимых мест — Трумфальная арка на Парке Победы, под ней всегда очень ветрено, с двух сторон непрекращающийся поток машин, а при взгляде как вперед, так и назад виден горизонт.

Еще люблю Китай-город, потому что там холмистая местность, множество церквей и старых низких зданий. Люблю ездить на трамвае №39 — от метро «Университет» до Чистых Прудов, потому что едешь медленно и смотришь на разные районы города, проезжаешь над Москва-рекой у высотки на Котельнической, а вечером, когда в трамвае включается свет, можно наблюдать за редкими сонными попутчиками. Есть ли сегодня в Москве андеграунд?

В России он всегда одинаковый: злой и голодный, оттого и любопытный для наблюдателей. Для проекта «Пустошь» вместе с Юлей, моей подругой, мы проделали путь от мастерской в Доме Художника на Вавилова, где я живу сейчас, до Поклонной Горы, где я выросла. Я выбрала места, где природа создает оазис среди городского пространства, которое пока еще не принадлежит ни одной строительной компании.

АЛЕКСЕЙ LAPTI

Большой город диктует свои условия. Ритм жизни не дает расслабиться ни на секунду. Тут даже на безработных постоянно сваливаются новые дела: поездки, гулянки, нерешенные проблемы. Многим полезно побывать в Москве. После Москвы вы полюбите все — даже Россию. Москва разлагается, день города — ежегодная выставка достижений этого разложения. Москвичи из года в год сами слагают о себе трогательные песни и легенды — и этим раздражают.

Раздражение — фирменный знак Москвы, надо поместить его на герб. У нас бессмысленно меняют асфальт на плитку и обратно. При этом у меня много любимых мест — почти все, даже крохотные московские пустыри. Из последних изменений меня вдохновляет снос рынков, ларьков с шаурмой и павильонов с игровыми аппаратами.

МИША РУДАЕВ

Каждый мегаполис имеет свой собственный, неповторимый ритм. На вопрос «подходит ли мне этот ритм» мой ответ будет: «Да!». Потому что я отлично под него «танцую». В Москве 2016-го есть андеграунд — очень молодой, не всегда мне понятный, быстро развивающийся. Он превращается в тренд в кратчайшие сроки и в итоге продает себя большой корпорации.

Больше всего я люблю Тверские-Ямские, Дегтярный, Колобовские переулки, Тишинку, Козихинский — за то, что они сами знают и любят меня. По моему скромному мнению, за последнее время Москва стала очень комфортным городом, но за этим комфортом пропала ее неповторимая аутентичность. Это больше не «обрюзгший и одряхлевший» город, который воспевал в своих стихах Есенин, теперь он больше напоминает «куколку» из Instagram — загорелую, напомаженную, с тонной тонального крема на лице. За всеми слоями краски я больше не ощущаю старого тепла. Проблема Москвы в том, что последние 6 лет она встречается не с тем парнем.

Сергей Багулин

Interview
Interview
Оцените автора
Интервью
Добавить комментарий