Interview x Nespresso: Как жить дальше. Глава 1

1

В только что открывшийся бутик Nespresso на Большой Дмитровке вместо кошки наудачу занесли круглый стол. За стол усадили Алёну Долецкую, Диму Билана, Александра Молочникова, Наталью Туровникову и Андрея Савельева. А они взяли и придумали новые правила жизни. Первый выпуск — о сверхзвуковом темпе, лени и наслаждении.

Долецкая: Все мы чем-то заряжаемся в нашей жизни — это совершенно очевидно. Не выдыхая, трудимся над разными вещами.

Молочников: Не знаю, Наташу я вижу только в релаксе.

Савельев: Да-да, достаточно посмотреть ее инстаграм.

Долецкая: В этом-то и есть Наташина тайна. Она трудится так, как будто отдыхает. Это мастерство.

Туровникова: Я тут увидела название одной книжки, которая меня еще больше убедила в том, что ленивые люди живут дольше. Нужна такая правильная лень, когда ты можешь остаться в кровати на 15 минут подольше.

Долецкая: И полениться.

Туровникова: Да, но при этом кайф получаешь от процесса, а не от ожидания результатов в конце. Это такое намеренное растяжение творческого процесса. В этом и есть моя лень. Не результат, а кайф ежедневного труда над тем, что ты делаешь. Я вот за эти минутные остановки, чтобы полениться, остановиться и подумать: выпить чашку кофе на балконе, например, без телефона. И вернуться к делу, телефону, компьютеру или чему там еще. Как раз в эти минуты Сашиной паузы, когда он возвращался после репетиции, мы с ним обычно и встречались.

Молочников: Мы просто жили в одной большой квартире, но в разных комнатах.

Туровникова: Вот в этом и был для меня кайф его творчества. Я тогда еще не видела его спектакля, но была свидетелем того, что человек чем-то живет. Он показывал свои зарисовки, у него шел какой-то процесс. Такое творчество — это кислород. Это даже не воздух, это кислород, который должен быть дозирован. В общем, я за процесс в творчестве.

Билан: Мы привыкли гордиться тем, что мы суперзаняты, что мы трудоголики. А мне кажется, что дух времени сегодняшнего — все-таки смаковать детали. Потому что смаковать детали, наслаждаться процессом — это, конечно, искусство. И я смотрю на тебя, Алёна, на твои зарисовки, твои интервью, вообще на все, что ты делаешь, и мне кажется как раз, что это об этом — как сделать быт более европейским, ремесленническим, что ли. Чтобы все запоминалось, а не пролетало со скоростью 200 км/ч — вот тогда жизнь будет осмысленной. Кофе этому способствует. Это такая виньетка к тому, что ты сделал что-то.

Долецкая: Вот Наташа говорит, не результат важен.

Туровникова: Результат может быть минутным: ты снял видеоклип, поставил спектакль — и все.

Билан: Конечно, и в процессе этого движения ты узнаешь гораздо больше, чем сам результат.

Туровникова: Процесс — это и есть жизнь. А замка можно и не заметить в конце. Или просто не дожить.

Молочников: Режиссер Черняков, который оперы ставит, как-то в интервью сказал, что 85% времени, когда ты что-то делаешь, тебе очень хреново, а 15% — неплохо. И вообще не факт, что оно того стоит.

Долецкая: Какой Черняков мизантроп, оказывается.

Молочников: Так вот он сказал это и задумался: а на фига оно ему тогда надо? И я тогда тоже задумался, когда это интервью смотрел.

Билан: Как это вообще?

Молочников: Ну, это такое странное чувство, что тебе так плохо, что уже даже хорошо. То есть ты ждешь постоянно момента радости в конце, а прямо перед ним происходит что-то, что заставляет тебя этот момент пропустить. Например, у тебя премьера, заканчивается спектакль, сейчас все встанут. И вот все встают, а тебе перед этим приходит какая-то эсэмэска, и ты такой: блин, какие уже поклоны.

Билан: Мне кажется, все равно надо заострять внимание и на движении, и на результате.

Туровникова: Конечно, тогда будет гармония, только нет там этой разницы — 85 и 15.

Молочников: Есть один режиссер, который, перед тем как поставить спектакль, заводит роман и прямо перед началом репетиции разрывает его. Заставляет женщину его бросить и на этом изломе актеров муштрует.

Савельев: Мы сейчас, в общем-то, все говорим о том, о чем писал Жванецкий: что у глаголов «писáть» и «пи́сать» есть одно общее свойство — и то и другое человек делает, когда он не может это не делать. Если бы Саша мог не ставить спектакли, если бы Дима мог не писать песни, не сниматься в кино, не придумывать сайд-проекты типа Alien24 — зачем тогда этим заниматься? Как ты, Алёна, со своим журналом, лекциями, вареньем. Как Наташа со своими бесконечными проектами. Ну не может человек этого не делать.

Interview
Interview
Оцените автора
Интервью
Добавить комментарий