Фестиваль Present Perfect 2016: как это было

1

Все, что нужно знать о прошедшем в минувшие выходные в Санкт-Петербурге электронном фестивале Present Perfect, — из события музыкального он постепенно превратился в праздник городского масштаба. О том, как это получилось, рассказывает корреспондент Interview Russia Павел Вардишвили.

В трогающемся ровно в девять утра из Москвы в Санкт-Петербург «Сапсане» рядом со мной спит молодой человек в майке, усыпанной принтами котят, ходит взад-вперед высокая девушка в черном, в Твери подсаживается пара худых и красивых рейверов, и это я еще не заходил в вагон-ресторан. Гест-менеджер ленинградского бутик-отеля Dom радостно сообщает, что мне можно свободно воспользоваться услугой позднего выселения, если я захочу поспать после изнуряющих танцев, а завтрак обещает заботливо прислать прямо в номер.

В испанском кафе на соседней улице официантка, глядя на моего друга в футболке от британской марки ZDDZ и универмага Au Pont Rouge, выпущенную специально для фестиваля Present Perfect, говорит, что хотели с другом купить такие же на память, хоть на само событие идти и не собираются. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться: PPF за один год сделал гигантский шаг от музыкального события до городского аттракциона и повода для гордости у жителей культурной столицы.

Первый Present Perfect, организованный творческим объединением Roots United, прошел в Музее стрит-арта, прописавшемся на территории завода слоистых пластиков. Бок о бок с отцами-основателями техно-музыки Морицем фон Освальдом и Radio Slave проводил шоу-кейс лейбл передовой электронной музыки «ГОСТ Звук», а компанию авангардисту Натану Фейку составляли резиденты видных московских клубов Mosaique и «Арма 17».

Сам фестиваль длился 16 часов и настолько приглянулся местным и заезжим москвичам, что его быстро окрестили санкт-петербуржским Outline в миниатюре. Проводить параллели — дело неблагодарное, но стоит предположить, что решение PPF остаться в этом году на той же площадке, что и в предыдущем, вызвано ее музейным статусом и бОльшими административными возможностями не повторить судьбу нынешнего Outline.

В этот раз продолжительность PPF увеличилась на три часа. Привычка водить хороводы длиною в пару суток и более отсутствует в ДНК жителей Санкт-Петербурга. К началу мероприятия, в 18:00, смотреть на закат, обволакивающий индустриальные пейзажи, пришли в основном молодые пары с детьми. Полноценный концерт давали музыканты из Kito Jempere Band, лайв-сеты отыграли Lapti, Low Tape, Kedr Livanskiy, а чуть позже на главной сцене фестиваля появился американец Machinedrum. К тому моменту было видно, что на территории находится как минимум несколько тысяч человек, а организация его проходит безупречно — никаких очередей нет и в помине.

Machinedrum поочередно сменяли King Midas Sound, Plaid, Head High и Aux 88. Некоторым удалось услышать последних два раза — за день до этого они играли отменное электро в московском «Кругозоре». Оба выступления прошли на ура, чего не скажешь о лайве Филиппа Горбачёва, завершавшего работу сцены. В том же «Кругозоре» ровно неделю назад он смотрелся куда интереснее, чем в роли хедлайнера большого стадионного пространства.

С 18:00 и до утра работала сцена DIY, созданная при поддержке JagerVibes и в полной мере отражавшая позицию организаторов в поддержке локальной музыкальной культуры. Каждый артист, выступавший здесь, олицетворял понимание российского электронного авангарда. Единственным исключением стал итальянец Panoram, прибывший в Петербург в статусе автора одного из самых ярких альбомов 2016 года.

По соседству с DIY кураторы Boiler Room вместе с adidas Originals представили свой первый в России фестивальный танцпол и вывели его онлайн-трансляцию, которую посмотрели сотни тысяч человек. Сцена находилась в бывшей заводской котельной, где в прямом смысле было настоящее пекло, особенно на завершающих диджей-сетах Хелены Хауфф и DJ Stingray, устроивших адову техно-баню начиная с семи утра и вошедших таки в историю фестиваля и память всех, кто топтал заводской пол в это время.

Михаил Штангель из Boiler Room, вытерев пот со лба по окончании работы сцены, авторитетно заявил: «Лайнап фестиваля оказался захватывающим и разнообразным в гораздо большем понимании, чем все обычно вкладывают в электронную музыку».

Все, что нужно знать о «русском рейве», происходило на сцене Garden, и, по моему скромному мнению, утро, начавшееся на заднем дворе завода и одновременно в единственном оазисе фестиваля, было и лучшим его моментом: индустриальная территория, переделанная в огромный зеленый парник, суровый танцпол, мерцающие стробоскопы при свете дня, перепады температур и полное мракобесие в самом лучшем понимании слова, творившееся внутри.

Звездный немец Роман Флюгель, появившийся в саду в шесть утра, сменившие его москвичи Sil и Ol и израильская прима Мааян Нидам задали настроение всему оставшемуся дню; жаль, что закончили так рано. «Сад», сделанный при участии JagerVibes, продолжил традицию лучших московских рейвов. И надо ли говорить, что к часу дня на танцполе остались почти что одни москвичи.

ТЕКСТ ПАВЕЛ ВАРДИШВИЛИ

Interview
Interview
Оцените автора
Интервью
Добавить комментарий