Фантасмагория — 4D

1

Художник Александр Шабуров пишет воображаемый сценарий Олимпиады.

Многие мои московские друзья не любят сочинскую Олимпиаду. Злопыхательствуют. Говорят: там все распилили, надругались над местной природой и населением. А раз так, что-то обязательно должно сломаться, а то и взорваться. Снег уж точно не выпадет.

Но от меня злопыхательства не ждите. Недавно я участвовал в передаче под названием «В России неприлично быть патриотом» (на канале, понятно, «Дождь») и почувствовал прямо противоположное — у нас неприлично патриотом не быть. Хотя бы из чувства противоречия. Жизнь художника вообще из одних противоречий скроена. Вечно тебя что-то не устраивает и тем самым служит источником для вдохновения.

Это была присказка, а сказка вот. Года три-четыре назад меня вдруг позвали в оргкомитет Олимпиады в Сочи к самому большому начальнику. Толком не объяснив, зачем. Мне, конечно, стало любопытно. Я приехал и прямо с порога был обескуражен. Оказалось, в оргкомитете не хватает идей для церемоний открытия и закрытия Олимпийских игр. Их меня и просили подсказать.

За стеной сидел целый этаж специально нанятых сценаристов, которым предстояло корпеть над этим еще пару лет. Уже выбрали американскую фирму, которой надлежало реализовать данный сценарий. Но с идеями случился затык. И чтобы его устранить, придумали приглашать на мозговые штурмы разных деятелей культуры. В компании со мной явились продюсеры двух телеканалов и стилист Влад Лисовец.

Церемонию открытия Олимпиады, напомнили нам, увидит весь мир. А раз так, есть шанс подкорректировать имидж страны. В 1980-м вместо ядерных бомб мы показали мультяшного Мишку, и все увидели, что СССР — не империя зла. А о чем говорить сейчас, никто не знает. Кто мы такие, куда идем? После окончания холодной войны идеология в нашей стране под конституционным запретом, и вытекающий из этого полный раздрай наглядно демонстрирует хотя бы фильм «Утомленные солнцем — 2». Так что выручайте!

Оба продюсера чего-то промычали в ответ. Стилист Влад Лисовец высказал дельную (на его взгляд) мысль о необходимости использовать популярные за рубежом маковки (они же луковки и золотые купола). А я намекнул, что данная сфера деятельности требует профессионального подхода. Еще Зигмунд Фрейд заметил: платные больные у него выздоравливали куда быстрее, чем бесплатные муниципальные. Так и мои слова при соответствующей оплате покажутся куда убедительнее. Хотя, безусловно, задача интересна нам всем чисто из альтруистических соображений тоже.

На этом и расстались. И мои идеи насчет открытия (и закрытия) Олимпийских игр остались не сформулированными. На всякий случай я не поленился пересмотреть открытие Олимпиады в Лондоне. Чтобы перенять опыт геополитического врага. Все как полагается: никакого самобичевания и самоуничижения. Три отделения — три сюжета. Промышленная революция, доступная медицина, детская литература. В наисовременнейшей стилистике компьютерной игры в цивилизацию.

Все, конечно, шито белыми нитками. На самом деле промышленная революция была куда бесчеловечней нашего ГУЛАГа, вследствие чего и родился марксизм. Полгода дожидаясь бесплатного медобслуживания, в Британии запросто можно окочуриться. И только к английской детской литературе у меня претензий нет. Даже наоборот. Однажды, переживая, что наши дети вырастут на «Диснее» и Гарри Поттере, я вдруг вспомнил, что сами мы тоже когда-то воспитывались на английских сказках — и ничего. Стали добропорядочными людьми.
Церемонию закрытия лондонской Олимпиады британцы посвятили своей рок-музыке. И это тоже нареканий не вызывает. За исключением того, что ее слушает премьер Медведев. Ну да ладно, чего уж там.

В другой раз мы беседовали о предстоящей Олимпиаде с художниками из группы AES+F. Примерно так. Вся история России — это взгляд извне. Российские постперестроечные элиты до сих пор туда по-собачьи смотрят. Их не перевоспитать, и капиталы их не вернуть. Даже у Анжелики Варум за бугром фазенда. Практически все российские бренды тоже импортированы с Запада — «русская душа» и «русская угроза», «Архипелаг ГУЛАГ» и Иван Грозный.

Хотя ныне любой школьник — из книг министра В. Мединского — знает, что на самом деле Иван Грозный был куда менее кровавым, чем европейские короли, а в сталинских лагерях сидело куда меньше осужденных, чем сейчас в США. Но и американцев не переубедить. Проще супротив их зеркал свое кривое поставить. Поэтому пускай будет Россия в крови. Стадион с непромокаемым дном, и в каждом отделении половину зрителей должно заливать красной жидкостью — кроме тех, что спасутся, убежав на верхние ярусы.

Итак, чего ждет от нас иностранный турист? Самый кровавый и русофобский сценарий. Плахи и виселицы. Бурлаки и каторжане по периметру. Иван Грозный и Петр I при всем честном народе убивают своих детей. Сожжение на кресте протопопа Аввакума. Гришка Распутин ублажает императрицу, в то время как большевики убивают ее семью. Революция, Гражданская и Великая Отечественная войны. Катынь. Голодомор. Все это тонет в море крови.

Ее пытаются откачивать узники лагерей, но без особого энтузиазма. Сталин топит в ней Гитлера, но падает сраженный долларом и Хрущевым. Однако красное знамя из его рук подхватывают Гагарин со спутником и Брежнев со снопом пшеницы. В кульминационный момент из кровавой топи всплывает наша субмарина, чтобы шарахнуть «воеводой» по ихнему «джи-пи-эсу».

Сценарий, конечно, непроходной. Более приемлем второй вариант. На стадион один за другим выходят Русская Духовность, Великая Русская Литература и Русский Авангард. Плюс Русская Революция, Русская Победа и Русский Космос (вместе с Русским Балетом). И богатыри — Пушкин, Гоголь и Достоевский, Мусоргский с Чайковским, Суриков с Репиным, Менделеев с Калашниковым. Ну и пусть нашего Репина (ориентировавшегося на внутренний контекст) там мало знают, будет повод познакомиться.

Один минус — предсказуемо. Примерно так уже выглядело открытие Универсиады в Казани. Надувной Малевич там нес надувной «Черный квадрат», а Татлин — Башню Третьего интернационала. Для драматизма Онегин может убить Ленского, Раскольников — старуху-процентщицу, Каренина бросится под паровоз, а Чичиков пронесется по кругу на птице-тройке, но это не компенсирует отсутствие чудес, дичи и хтони.

Поэтому сперва перемешаем первый вариант со вторым. Потом кардинально расширим контекст эсхатологическим предвидением грядущей битвы Добра со Злом. Зря, что ли, индейцы майя нас концом света весь 2012 год пугали? Теперь наша очередь! Именно таково наше истинное место в мировой обойме образов. Раз уж мы не выдали Сноудена, то должны недвусмысленно заявить свои претензии на моральную власть. Не все ж французам за независимость Тибета бороться. Как говорится, лыжню, лягушатники!

Итак, вариант номер три. Ротшильды с Рокфеллерами кормят из соски Гитлера. И бомбят Дрезден с Хиросимой. Американские солдаты насилуют француженок. И содержат немецких военнопленных в концлагерях без крыши над головой. Потом Югославия. Потом взрыв башен-близнецов. Пытки в Абу-Грейбе. Казнь Саддама. Гибель Милошевича. Растерзанный Каддафи. Сирия, Ирак, Афганистан. Элемент самокритики (мы тоже не сахар) — Киркоров оскорбляет журналистку Ароян. Гарри Каспаров кусает полицейского. «Фемен» рубят крест. А затем крушение доллара, распад Евросоюза и дружба России с Китаем.

Тут пристегивающиеся кресла должны перевернуться вместе со зрителями и потрясти их минуты три. Наступает Страшный суд. Дно стадиона открывается, и оттуда, как в фильме «Вий», валят мертвецы. Восставший Каддафи выпускает кишки Обаме. А Саддам заставляет жрать свои внутренности рядовых землян — за то, что смеялись над ним в фильме «Голый пистолет». Засим массовые пляски чертей и скелетов — примерно как в «Сорочинской ярмарке» Мусоргского.

Но не пугайтесь, мир спасает русское небесное воинство. «Властелин колец» отдыхает. Перевоспитавшиеся Pussy Riot идут грудью на ПРО. Грешники и праведники, как в фильме «Титаник», лезут на огромные чаши весов. Стадион замер в ожидании. Но все ужасы перевешивает слеза ребенка. Пусть это будет замученный приемными родителями Дима Яковлев. Тут описавшихся американцев можно наконец перевернуть и усадить на место. Президент и патриарх поздравляют всех с избавлением.

Не удивлюсь, если так все и будет.

ТЕКСТ АЛЕКСАНДР ШАБУРОВ

Interview
Interview
Оцените автора
Интервью
Добавить комментарий