Джулия Ванг: на работе и дома

1

Редакция Interview долго сомневалась, но наконец решилась провести день с победительницей «Битвы экстрасенсов» Джулией Ванг, тем более неожиданно подвернулся повод — выход ее первой книги. На презентацию отправился Павел Вардишвили, а до мероприятия Джули развлекала Вика Лобанова.

16:00 БЛОШИНЫЙ РЫНОК В САДУ ИМЕНИ БАУМАНА

Встречу дух хаоса — так называет себя победительница 15-го сезона «Битвы экстрасенсов» Джулия Ванг — назначает в саду Баумана: мол, недавно там наладил работу винтажный развал, надо посмотреть. Рынок и правда на месте: примерно три десятка лоточников с украшениями, посудой и тысячей других мелочей бойко торгуют своими ценностями.

Мы с фотографом Марком уже час скучаем на лавке напротив главного павильона и бесконечно озираемся, чтобы не упустить Ванг. Как выясняется позже, не разглядеть ее в толпе невозможно: двухметровую красавицу в черном пальто с шипами немедленно встречают шепотками: «Смотри, Джулия!».

На встречу она приходит не одна, а за руку с Викторией, своей художницей и администратором официальной Ванг во «ВКонтакте». Вика рисует комиксы про приключения Джулии в прошлых жизнях, которых у нее что-то около 150.

Джулия как по писаному сообщает: «В книге будут комиксы про встречи с моим любимым в четырех моих воплощениях. Их было гораздо больше, но из этических соображений многие мы опустили. Оставили только четыре: первое в Древнем Египте в IV веке до нашей эры, еще одно во Франции в XVI веке, еще одно времен Третьего рейха. Ну и мое нынешнее».

Книжка с мрачными рисунками, как и вся деятельность Джулии, вроде как служит одной грандиозной идее — поискам любимого, потерянного в прошлых жизнях. Эта история и есть более-менее единственный стержень образа Ванг.

Ею она объясняет участие в «Битве экстрасенсов» («Меня должно было увидеть очень много людей, а среди них — Он»), видимое отсутствие вокруг мужчин, незаинтересованность в отношениях, семье и детях («Мне никто не нужен, кроме Него») и нестандартную внешность («Он моя точная копия, только мужчина»), которая ее саму не то что не устраивает, но и восторгов не вызывает. Все-таки «оболочка не главное».

Симптоматично, что Джулия всячески отрицает эту свою запредельную красоту. Хотя явно не за сверхспособности ее звали и зовут в качестве модели на бесконечные (в известной степени сомнительные, впрочем) съемки, благодаря внешности же она попадала в клипы, сериалы и фильмы нулевых. Да и на улице на нее откровенно пялятся: то ли просто на инопланетное рельефное лицо, то ли на странный наряд.

На ярмарке Джулия не находит ничего стоящего, зато успевает ошарашить продавщицу немецких разноцветных фужеров: не дождавшись ответа, сама называет дату их выпуска. Потом мимоходом бросает женщине с пистолетом на прилавке, что у нее дома тоже есть такой: «Подарили. Знают, что я люблю оружие, вот и подарили». Зато искомой винтажной одежды, за которой мы сюда пришли, так и не находит. А ведь носит она, по собственному признанию, только винтаж и то, что сшила сама.

17:30 МАГАЗИН МЫЛОВАРЕНИЯ

После сада Баумана мы отправляемся пешком на «Арму», в магазин «Мама мыла». По пути Джулия рассказывает о своем нечеловечески слабом иммунитете (поэтому она и на улицу не ходит, а все сегодняшние перемещения — исключение ради нас) и тут же просит закурить: «Давно не курила». Из парка мы выходим на Новую Басманную и идем мимо особняка, где проходят съемки финала «Битвы экстрасенсов».

Джулия хочет сфотографироваться на фоне фасада и ловко перебирается через метровую ограду с надписью «Не входить». Из-за угла неспешно выплывает охранник и, узнав нарушительницу, ворчит: «Неужели вам съемок не хватает? Вылезайте уже».

За долгим разговором о вечном наконец подходим к магазину для мыловаров. В этом месте, прочно ассоциирующемся с доморощенными дизайнерами войлочных бус, Джулия, очевидно, не в первый раз. Продают здесь все на свете для приготовления мыла, ей же нужны крышки для флаконов самодельных духов и масло для снятия макияжа. Девушка на кассе покупательницу не узнает и внимания не обращает.

Вика, как мне кажется, неплохо копирующая лениво-безразличное поведение Джулии, просит завернуть покупки. Ванг великодушно расплачивается золотой картой за себя и Вику и отправляется в уборную красить губы. Мы садимся в такси, чтобы бросить дома покупки и ехать дальше.

В машине непорядок с навигатором. «Техника рядом со мной всегда ведет себя странно», — посмеивается Джулия и обещает показать, как неистово моргает лампочка в подъезде у ее квартиры.

18:10 КВАРТИРА В ЦЕНТРЕ МОСКВЫ

Лампочка и правда моргает, но такое происходит в России, кажется, в каждом втором подъезде. А вот квартиру такую встретишь нечасто: на стенах — флуоресцентные граффити-мозги, а что не покрашено в неон, то просто черное. В единственной комнате, кроме самой Джулии, живет семейство самодельных кукол — их Ванг шьет на продажу и одевает в уменьшенные копии нарядов, в которых ходит сама.

Причем заказывают кукол не только русские поклонники, часть регулярно отправляется за границу. Рядом с длинноногими заготовками без одежды и лиц — дюжина париков, экземпляр собственной книжки и пробник Джулией же созданных духов. Места настолько мало, что развернуться нам вчетвером не представляется возможным. В этой квартире Ванг живет, только когда бывает в Москве — остальное время она будто бы проводит в Риге, где живут ее мама и лысая кошка Мия.

ДЖУЛИЯ ВАНГ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

«ДЖУЛИ ЕСТ ОЧЕНЬ МАЛО И РЕДКО, ТАК КАК МНОГАЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ЕДА НЕ ПОДХОДИТ ЕЕ ОРГАНИЗМУ, ЕЩЕ ДЖУЛИ ПИТАЕТСЯ ДЕТСКИМ ПИТАНИЕМ “ТЕМОЧКА”, ИНАЧЕ ОНА ПОЛУЧИТ ОТРАВЛЕНИЕ ОРГАНИЗМА». @EVAKAND

В 2015 году ставить диагноз человеку принято по инстаграму. В аккаунте @julia_vangreal в этом смысле все прозрачно: 725 постов за четыре года, первый — совместная фотография с солистом «Ногу свело» Максом Покровским, остальные — селфи в париках, макияже и одежде всех цветов спектра. Плюс маникюр, кадры из съемок более-менее всех возможных степеней откровенности и вещи собственного производства от тряпичных кукол до флакончиков духов.

Самые преданные поклонники даже отлистывают ленту до начала и начинают комментировать прямо оттуда. Пишут разное: в основном комплименты, просьбы помочь, чаще всего — наставления невежам, которые посмели обратиться к духу хаоса неподобающим образом. Сама Джулия отвечает часто, но не всем. Просьбы и комплименты по большей части игнорируются, а вот на конкретные вопросы она отвечает как будто даже с удовольствием: быстро подсказывает, где купить ее книгу на Украине, и беззлобно констатирует, что скулы как у нее можно заполучить, только если с ними родиться.

Отношения с фандомом у Ванг вообще особенные. Официальная группа экстрасенса во «ВКонтакте» насчитывает почти 150 тысяч человек. С администраторами группы она дружит и работает. Рисунки поклонников прорежают бесконечные тексты и стихотворения и в ее новой книге, презентация которой состоится вечером. «Как у вас хватает времени и терпения общаться с таким количеством людей?» — «А я люблю всех, даже тех, кто меня ненавидит. Абсолютной, тотальной, нечеловеческой любовью. И, честно говоря, не понимаю, почему так называемые звезды ведут себя высокомерно».

20:00 ПРЕЗЕНТАЦИЯ КНИГИ В ДОМЕ БУЛГАКОВА

«Вы уж извините, что у меня мужской голос. Он решил, что должен подходить к моему сегодняшнему андрогинному образу», — Ванг сидит в тесной гримерке музея-театра «Булгаковский дом» и усердно подписывает стопки книг. Через час она выйдет на сцену, чтобы представить журналистам и поклонникам сборник своих стихов и текстов «Никак. Нигде. Никогда», а пока я наблюдаю за последними приготовлениями к презентации, изредка отвлекаясь на чтение.

«Если вы откроете одну страницу, а затем другую, они будут подходить друг к другу, как части пазла», — отвечает Ванг на мой вопрос о логике в расстановке текстов в книге. В ней стихотворение восьмилетней Джулии идет следом за запиской из 2012 года, после — огромный текст без даты, он может прерваться рисунком или цитатой из Ницше, потом пойдет свежий стих, например, от 2014 года. Они и впрямь все дополняют друг друга, хотя бы потому, что объединены общей тематикой.

В нескольких словах смысл всего этого в том, что ничего, кроме любви и энергии, не существует, смерть не страшна, Ванг жаль людей, которые не могут выйти за рамки привычных ритуалов и действий. Много рассуждений о квантовой физике, Бездне с большой буквы и вселенском холоде. Все вместе похоже на сборную солянку из Ошо, буддистских учений и романов Пелевина, что, по сути, одно и то же. Сама Ванг, правда, говорит, что Пелевину предпочитает того же Булгакова.

В перечислении все, о чем пишет и говорит Ванг, выглядит эзотерической кашей, но на деле впечатляет. По крайней мере, ее поклонников. Пока мы сидим в теплой гримерке театра, на улице очередь из желающих купить книгу первыми тянется на много десятков метров. Для них после журналистов намечена отдельная презентация. В программе — «грандиозный фуршет, оформленный в готическом стиле, пирожные и торт в форме книги, черное мороженое, кокосовое молоко и тайский синий чай».

Песни Дэвида Боуи и In This Moment, барокко и готика, модная в этом сезоне андрогинность, игры с селективной парфюмерией и немного аниме. Образ Ванг, может, и построен небрежно, зато очень честно. И мнение поклонников в инстаграме, и астральные связи с квантовой физикой, и безусловная любовь для нее, кажется, не пустые слова. В конце концов, полмиллиона фанатов не обманешь. А со стороны так и подавно пусть уж лучше они прочтут книгу Джули, чем будут бесконечно смотреть центральные телеканалы.

ТЕКСТ ВИКА ЛОБАНОВА/ПАША ВАРДИШВИЛИ

Interview
Interview
Оцените автора
Интервью
Добавить комментарий