Американская классика: редакция Interview на приеме у заморских цирюльников

1

Укладка без пафоса, советы по уходу за волосами и хорошее настроение в придачу от тех, кто колдует над знаменитостями на “Оскаре”, “Грэмми” и “Золотом глобусе”.

Вообще-то, американские парикмахеры Чейз Кьюсеро, Фрэнк Изкердо и Аарон Грениа прибыли в Москву по важному делу — дать мастер-класс коллегам по волосяному цеху. Но редакторы Interview полдня отвлекали их от профессионального долга, чтобы покрасоваться с новыми прическами. Ведь эти парни не какие-то там обычные парикмахеры: они работают на Неделях моды, церемониях «Оскар», «Грэмми» и «Золотой глобус», а также причесывают известных актеров и звезд шоу-бизнеса. Мы решили не отставать от знаменитостей.

«Ты не против, если я немного тебя подстригу?» — спросил Чейз Кьюсеро, стилист из Лос-Анджелеса, перебирая пальцами мои волосы, которыми я, вообще-то, горжусь. Не против ли я? Парень, да если ты решишь побрить меня, как морпеха, я даже не попытаюсь тебя остановить.

А, я не сказала? Чейз — личный стилист Джареда Лето, Оззи и Шэрон Осборн, Мины Сувари и доброго десятка других голливудских знаменитостей. Не раз работал для Interview, Vanity Fair, GQ и других изданий. Так что мне почему-то совсем не хотелось с ним спорить, когда он занес над моей головой ножницы. «Стриги. Волосы — не зубы. А сколько тебе потребовалось времени, чтобы понять, какая мне нужна прическа?» Чейз хмыкнул: «Секунды две». А потом похвалил мои волосы. Правда, говорит, стрижечка-то у тебя так себе, формы нет, да и кончики какие-то, будто бы лезвием срезаны — тонкие. Но не переживай, говорит, сделаем тебе dirty beachy look, как у нас в Лос-Анджелесе.

Для того, чтобы dirty beachy look в условиях московских –27 случился, Чейзу пришлось изрядно попотеть, и вместо обещанных 30 минут он возился со мной почти час. Я не возражала. Когда еще, как говорится… Состриг он действительно немного, как и обещал, сохранив длину, но изменив форму.

«Ты когда-нибудь слышала выражение effortless chic? Это то, что я собираюсь сделать с тобой сейчас — никаких упругих локонов, четких форм — это пусть нью-йоркские ребята практикуют (кивает в сторону своего коллеги, бородача Аарона Грениа, тот как раз из Нью-Йорка). Моя отличительная черта — укладки, которые не выглядят как укладки. Как будто бы ты вышла из моря и даже не потрудилась расчесать пропитанные морской солью пряди, пока их трепал ветер».

После стрижки Чейз нанес на волосы текстурирующий спрей и принялся сушить волосы, один за одним накручивая локоны на потрепанные круглые деревянные расчески. «Бывалые расчески. Любимое оружие?» Чейз рассмеялся: «Да. Этим расческам уже много лет. Вот этой шесть, например. И с годами они только лучше — придают волосам блеск и сияние. Плюс они сделаны из натурального ворса, а не из пластика. Кстати, вот тебе секрет стилиста — металлические, керамические и пластиковые расчески позволяют высушить волосы быстрее, но при этом они увеличивают и без того вредное воздействие фена, и волосы пересушиваются. Я не люблю плойки и прочие приборы для укладок. Признаю только щипцы для выпрямления. С их помощью получаются лучшие локоны».

Быстрее, чем я смогла осознать, как именно щипцами для выпрямления можно сделать локоны, Чейз уже завил мне половину головы. «А бывало, что кто-то оставался недоволен твоей работой?» Чейз смутился: «Я стригу с 15-ти лет. И за все время не было ни одного человека, которому бы не понравилось. Были клиентки, которые просто не хотели платить по счету, поэтому находили какие-то недочеты. Помнишь, все когда-то приходили в парикмахерские с фотографией Дженнифер Энистон? Так вот теперь девушки в Лос-Анджелесе приходят с фотографией Джареда Лето с премии «Золотой глобус». А это моя работа. Горжусь».

Как только я увидела ребят, сразу поняла, что могу им полностью довериться. Даже если они предложат мне побриться наголо (благо и такой опыт у меня уже был).
Из колоритной тройки участников — брутальный татуированный бородач, татуированный мачо с бритыми висками и скромный молодой человек в шапочке и с бородкой — мне достался последний. Смешной француз Фрэнк Изкердо рассказал, что у него вся семья парикмахеры, сам он начинал работать в Париже и Лондоне, а потом перебрался в Майами, где у него теперь свои салоны. С двумя остальными парнями они вместе учились в Нью-Йорке и с тех пор дружат — и вот уже второй раз приезжают в Москву.

Работает Фрэнк сосредоточенно и супербыстро. К моей голове у него особых претензий не было, кроме моей стандартной зимней проблемы под названием «очень сухие волосы». Поэтому мы решили убрать длину и сделать стрижку более модной. По ходу дела Фрэнк рассказал, что каждый раз к прическе/стрижке надо подходить индивидуально. Нельзя хорошо выучить одну технику и сделать ее своей фишкой. А если красить, то только так, чтобы волосы выглядели натурально («Мария, не забудьте передать комплимент вашему колористу!»). И кстати, такое авторское видение другому парикмахеру будет повторить очень сложно, поэтому менять мастера не рекомендуется: «Вот посмотришь, как постригут после меня, и поймешь, что я имел в виду».

Спрашиваю, с кем из звезд он работал, — Фрэнк пытается от меня отделаться, говоря, что их очень много. Но я не отстаю. Из нереального количества перечисленных имен запоминаю Пэрис Хилтон, Вайнону Райдер, Кэтрин Зету-Джонс, Памелу Андерсон. Я в отличной компании!

Мастером Фрэнк оказался профессиональным, но авторитарным: в пылу вдохновения сильно тянул за волосы и пару раз чуть не заехал расческой в глаз. Ну ладно, решила я, раз уж Пэрис Хилтон терпит, то и я потерплю. В редакции обсудила бесцеремонное поведение с коллегами, но мне сказали, что в Нью-Йорке все так стригут. Стиль такой.

Ну и, конечно, я не могла избежать традиционного вопроса к иностранцу, а тем более при морозе в –25 и пристальном внимании к нам перед Олимпиадой: «Ну и как тебе в Москве?» Фрэнк долго говорил, как он полюбил Москву и что для него это абсолютно новое пространство, где все голодны до всего нового. Если честно, это я слышу от каждого второго иностранца — сразу после признаний в любви Питеру, кафе «Пушкин» и борщу.

Однако Фрэнк на признаниях в любви не остановился, а сравнил Россию с Китаем и Саудовской Аравией. Сказал, что для него это сейчас самые интересные точки на карте.
Интересно было бы и дальше поболтать о том о сем, попрактиковать французский, но я обещала нашему бьюти-редактору задать практические вопросы.

Итак:
— Фрэнк, какие марки для ухода за волосами тебе больше нравятся?
— Sachajuan, Prive, Leonor Greyl.
— Что порекомендуешь, чтобы волосы зимой не были пересушенными?
— Увлажняющие маски один-два раза в неделю и процедуры в салоне дважды в месяц. Пить побольше минеральной воды, есть много зелени и сельдерея.
— Я просила супернатуральную укладку. Какие продукты ты использовал для естественного эффекта?
— Несмываемую сыворотку для блеска и немного лака для объема у корней.

Мои волосы — это всегда был больной вопрос. В тот момент, когда я достигла, как мне казалось, полной зрелости ума и самостоятельности, то есть в 14 лет, я постоянно хотела отрезать волосы как можно короче и отфилировать их как можно безжалостнее. Чтобы я не стала похожей на мальчика, мама без приглашения приходила в парикмахерскую, стояла над душой у мастера, вздыхала над каждым миллиметром отрезанных волос. Удивительно, что ни один парикмахер нас так и не выгнал из салона. А надо было.

Когда я действительно достигла зрелости ума и самостоятельности, лет в 26, у меня напрочь отпало желание стричь свои волосы. Наоборот, делаю это раз в полгода и крашу тоже. Сушу феном головой вниз, никакими средствами не укладываю. Мне с волосами повезло, это правда.

Так вот совсем недавно на январских каникулах я оболванилась у великолепной англичанки из бруклинского салона Tommy Guns. Стричься еще раз через две недели — казалось, просто преступлением. Но мой мастер — рыжий бородач с татуировками Аарон Грениа из Нью-Йорка — быстро объяснил, зачем мне все-таки стоит подстричься. «Все хорошо, и длину особо менять не будем. Но нижняя линия волос подстрижена топорно и слишком плотно. Я предлагаю ее облегчить. Когда волосы отрастут и объем начнет смещаться на кончики волос, у тебя не будет эффекта “ушей спаниеля”». О’кей, убедил.

«А какую укладку хочешь? Может, соорудим у тебя на голове кораблик?» — «Аарон, я полностью тебе доверяю, делай что хочешь». — «Тогда я выбираю для тебя образ подружки серфера, как моя жена любит». Повторить эту укладку самой, боюсь, никак не возможно. Сначала еще мокрые волосы надо побрызгать, спреем, который закрывает чешуйки волос, ламинирует их, так сказать. Потом нанести спрей «морская соль», чтобы волосы стали жестче, как после купания в океане. Потом взять круглую расческу, обязательно с щетиной кабана, и, слегка закручивая локоны, высушить копну феном. Ну и самое сложное — это прихватывать утюгом получившиеся волны.

Зато у этой укладки есть неоценимый плюс. С ней можно ходить три дня подряд, и каждый день она будет выглядеть по-новому. «Приезжай ко мне в салон в районе Трайбека, я тебе еще не то сделаю, неделю держаться будет». Аарон, не вопрос! Скоро выезжаю.

Interview
Interview
Оцените автора
Интервью
Добавить комментарий