Когда и как к вам впервые попал в руки «Гарри Поттер»? Какие были впечатления от чтения?

Первую книгу о Гарри Поттере мне прислали друзья из Америки вскоре после ее появления, где-то в 2000 году, я начала читать — и уже через день занялась переводом для тех своих родных, кто не мог прочитать в оригинале. У меня к тому времени был опыт перевода двух книг Дугласа Адамса, а книга о Гарри Поттере сразила своим волшебством — мне очень хотелось поделиться впечатлениями с близкими и друзьями.

 Какие, по-вашему, главные идеи вкладывала в книгу Роулинг?

Главные идеи — самые обычные и самые героические одновременно. Добро, сражающееся со злом и побеждающее вновь и вновь. Дружба, объединяющая людей крепче каких-либо иных, формально куда более важных причин. Любовь, способная защитить сильнее любой магии.

 Есть ли что-то в книгах Роулинг, что бы вам хотелось «подправить»?

Нет, и сама идея переписывания-дописывания-улучшения произведений авторов кажется мне как минимум неудачной, а скорее даже абсурдной.

 В адрес ваших переводов книг Роулинг звучала довольно жесткая критика — вы ожидали, что так будет? Как вы относитесь к критике со стороны читателей?

Нет, не вполне ожидала, поскольку пока была интернет-переводчиком «Гарри Поттера», получала огромное количество положительных отзывов, а ругали тогда «Росмэн». Но затем, когда мой перевод стал официальным, стали ругать и меня — я поняла, что такое положение вещей естественно, и приняла его. 

 Как часто вам пишут поттероманы?

Пишут, бывает — от самых лестных похвал до угроз самыми страшными расправами. Всякое случается.

 Что вам не нравилось в так называемых «классических» переводах «Гарри Поттера»?

Я начала делать свой перевод раньше появления «классического» перевода и совсем его не читала. Мое время занимали другие занятия — сначала свой интернет-перевод и веселая конкуренция с теми, кто одновременно создавали другой, свой. Затем меня заметили в издательстве «Эксмо» и предложили работу, первой я переводила Сьюзен Зонтаг.

 Какие книги вы еще переводили?

«Поклонника Везувия» Сьюзен Зонтаг и «Любовницу вулкана» в переиздании, «Работу над ошибками» Мартина Бедфорда, «Уилт незнамо где» Тома Шарпа, «Мадам Оракул» Маргарет Этвуд, «Мальчика на вершине горы» Джона Бойна, Элисон Лури...

 Зачем все-таки вы решили «русифицировать» язык Роулинг?

Перевод и есть русификация в той или иной степени, и каждый переводчик волен выбирать ту стадию, какую считает идеально пригодной. Целью же моей работы был, что довольно естественно, перевод книг о Поттере в максимально понятном для русского читателя виде.

 Как вы относитесь к фильмам о Поттере?

Очень положительно, и в том числе потому, что там мне ничего не нужно переводить, а можно смотреть и принимать что есть.

 Что вы думаете об имитаторах типа «Тани Гроттер»?

Я думаю, что любые книги, допущенные к выпуску в издательстве, имеют право на существование. Особенно для тех, кому они нравятся. Право литературы на существование, вообще, безгранично.

 Что вы любите читать в свободное время?

В связи с условиями работы часто бывает, что я успеваю почитать лишь немного перед сном и, как правило, по-английски, чтобы избежать попыток машинально, по привычке редактировать русский текст. 

 Вы сами написали несколько книг. О чем они?

Получилось так, что с Гарри Поттером в мою жизнь вошла магия, причем не в ее героико-позитивном английском варианте, а в родном, депрессивном, мракобесном, хотя ничуть не менее таинственном и затягивающем. Мне захотелось описать свое столкновение с этим странным миром, и так родилась моя первая книжка — «Год Черной Луны». Формально роман, безусловно, женский, однако по сути это сказка. Финал, согласно законам жанра, предсказуем: «И стали они жить-поживать и добра наживать», но на пути к нему героям встречается и Баба-Яга, и дьявол, и ведьмы, и всякие каленые стрелы, которых в обыденной реальности куда больше, чем принято считать и чем нам с вами хотелось бы. Второй роман, «Твари, подобные Богу», продолжение первого, но далек от сказочного. Это, скорее, подобие «сердца горестных замет». Глядя на людские деяния, особенно собственные, легко согласиться — и смириться — с тем, что человек — тварь. Но все-таки тварь — Божья, созданная по Его образу и подобию, скрывающая в себе Его начало, к поиску которого в себе нам и надлежит стремиться. Также в 2011 году у меня вышел роман на английском языке «A World Elsewhere», на русский он не переведен.

 Что в работе переводчика самое сложное?

Самое сложное — почувствовать общий тон книги и передать его в переводе. Все может быть переведено правильно и качественно, но оттенок у книги получается совсем не тот, что задумал автор.

 Сколько времени уходит на то, чтобы сделать качественный перевод?

Безусловно, больше, чем обычно дает издательство. Сейчас книги переводят очень быстро и не всегда хорошо. Если есть возможность, я стараюсь взять как можно больше времени, чтобы все сделать как можно лучше. Иногда издатели подгоняют переводчиков, но мне с моими издателями удалось найти взаимопонимание, и я, к счастью, избавлена от этих проблем.

 А что для вас неудачный перевод?

Неудачный перевод — это в первую очередь неудачный текст. Соответствие оригиналу здесь не так важно, как качество самого текста перевода.

Обложка: Artwork ™ & © HPTP. Harry Potter ™ WBEI.