На территории Национальной академии картинга в Нижних Мневниках ни души, только огромное заасфальтированное поле да несколько прилегающих построек. На горизонте, за лесом, виднеются многоэтажки и Сити. В субботу здесь должен начаться большой фестиваль электронной музыки и новой городской культуры Outline. В создателях: основательница клуба Arma17 Наташа Абель и, пожалуй, лучшая на сегодняшний день промогруппа Stereotactic. В кафе при Академии Наташа с одним из «стереотактиков» Димой Фесенко и промоутером Женей Соболь расписывает нехилый лайн-ап фестиваля: Рикардо Виллалобос, Тео Пэрриш, Нина Кравиц, Омар Сулейман и еще несколько десятков имен, не менее значимых для электронной музыки. Плюс все виды искусства, пинг-понг, волейбол, скейт-спот, фуд-корт, маркет, рестораны, зоны для пикников и еще 133 удовольствия. Движущая идея фестиваля — призыв переосмыслить место человека в привычной схеме общества потребления и оказаться на сутки (26 часов) в идеальном мире гармонии города и природы, где технологии и экосистема не противоречат друг другу. Прошу девушек оставить Диму с лэптопом и провести мне экскурсию по новому идеальному миру.

Dreamland

«От большого билборда, который вы видите, будет вход и въезд. Вот это все — зона парковки», — показывает Наташа на тот самый пустырь, что я увидел с самого начала. Он действительно огромный, и только на нем можно провести вполне себе фестиваль. Спустя 100 метров мы подходим к огромном срубу, в котором расположатся касса фестиваля и гостевые списки. Организаторы ожидают шесть тысяч человек. Прямо от касс в лес уходит главная аллея. На ней фуд-корт, скейт-парк adidas Originals, где будет проводиться турнир на легкие деньги и участники в зависимости от выполненного трюка получат от 500 до 1000 рублей, камеры хранения.

Слева — первый танцпол RMBA Stage. Танцпол условный — скорее, катакомбы с заброшенным домом, расписанным художниками Zuk Club. В каждой из комнат дома на двух уровнях будет искусство и зоны для отдыха. Рядом сцена, на которой пройдет живое выступление Рикардо Виллалобоса. За всем этим в кустах снова места для отдыха, маленькие площади для ресторанов, разбросанные арт-объекты. «Это брошенное здание. Тонкие стены, потолок, пол — больше ничего. Все вместе задало нам настроение и тему танцпола — abandonment. Как только начали ей заниматься, поняли, что она очень актуальная — на нас стали каким-то образом вываливаться кучи работ, посвященных заброшенным пространствам. Мы хотим тут все обжить, чтобы люди могли ходить, сидеть, лежать и делать то, что им хочется», — рассказывает Наташа. Здесь даже муравейник можно принять за арт-объект.

Справа от сцены RMBA — арт-площадь. Ее легко узнать по огромной стене, расписанной художником Протеем Теменым. Рядом австрийка Мари Элис Бранднер уже вторую неделю делает инсталляцию из странных машин, железнодорожных знаков и светофоров. Справа чайная и декорации от разных мероприятий, что делали Stereotactic. Тут наконец понимаешь, что на территории фестиваля нет ни одной новой постройки. Все сделано из уже отслужившего. Полный recycle. Та самая гармония природы и города, старым вещам в этой заповедной зоне дана вторая жизнь.

«Сейчас идем в зону Тихого леса. Мы ее построили специально для того, чтобы люди могли поспать, перегрузиться и пойти дальше. Тогда отпадает необходимость ехать на отдых домой и можно провести с нами все 26 часов. Здесь не играет музыка, но предусмотрены места посидеть-полежать». Заходим в лес, где в самых неожиданных местах стоят кровати с матрацами, висят гамаки и построены маленькие дома. «Идея была в том, что мы не трогаем естественный ландшафт и стараемся каждую найденную вещь максимально использовать и вписать. Старая кладка превратилась в кровать, ступеньки из оставленных здесь кем-то батареек. Есть яма, из которой мы сделали настоящий очаг — в ней будет гореть огонь», — продолжает рассказывать Наташа, а у меня появляется четкое ощущение, будто я не в Москве, а в каком-нибудь Берлине, только в 150 раз больше, важнее и интереснее.

Из леса к реке, там душевые и пляж. Рядом — Sun Stage, где будут проходить все самые интересные дневные выступления. «Это лайв-сцена с открывающими и закрывающими диджей-сетами. Тео Пэрриш — десять человек на сцене, включая танцовщиц, чего, мне кажется, у нас еще никогда не было. Это чуть ли не самый первый его лайв-тур: они ездят на автобусе по городам, и мы вклинились между амстердамскими и хорватскими выступлениями», — рассказывает Женя Соболь. Здесь же помимо сцены и бара будет находиться зона для отдыха adidas Originals.

«Вот жемчужина нашего фестиваля — WOODZ. Здесь тоже было достаточно мусорно. Этот овраг жутко выглядел. Мы ставили запруды, выложили все дно камнями, чтобы его не размывало. Почувствовали себя настоящими ландшафтными дизайнерами», — снова спускаемся с Наташей и Женей к реке и попадаем в, простите, волшебство. Здесь небольшой танцпол, инсталляция арт-группы «Сила света» «Телепорт» о пяти дверях, которые, надо понимать, ночью и вечером будут светиться и видоизменяться, причал, лодки, песок. Все снова украшено какими-то старыми приятными мелочами, будь то стена со всякими украшениями, «сидячки» из детской площадки или пол из разных досок. 

Минуя фуд-маркет, мы поднимаемся к главному танцполу, где уже нас ждет Дима Фесенко. Наташа с Женей передают меня ему. Сцена — его рук дело, и мы сразу же углубляемся в тонкости звукоизоляции: «Здесь вокруг жилой комплекс, поэтому мы делаем звукоизоляцию — это самое сложное. Из-за того что постоянно появляются новые вводные, мы все время меняем конфигурацию стен. Последний раз меняли позавчера. Наше ноу-хау — маты шумоподавляющие, потом брус — на самом деле это от строительных лесов блоки, а дальше сверху еще минеральная вата и затем ткань уже декорационная. Ты еще не видел объекты внутри танцпола, что будут строиться». 

И от обсуждения пространства, которое может по мощи посоперничать с каким-нибудь «Сонаром», переходим к разделению обязанностей и мусора: «Получилось так, что я взял на себя Sun Stage и главный танцзал, а Наташа — арт-пространство. Ты просто не представляешь, как здесь было грязно. Я не верил в то, что возможно сделать с этим то, что получилось у нас, расчистить. Мы хотели все делать из вторичного материала. Совершали набеги на металлобазы. Например, одна была на МКАДе, когда мы возвращались из нее, увидели, что в районе ВДНХ разбирают большое количество строительных рынков. Поскольку там только начали, мы быстро договорились со смотрящим и разобрали половину. Например, вот эти вещи оттуда, ступеньки, крыши, бревна — две фуры оттуда вывезли. Понятно, что с мусором мы давно все стараемся быть аккуратнее. Если ты куришь, то с бычка можно скинуть кончик с табаком, но пластик положить себе в карман. Так делают все мои друзья. Если наши гости будут так делать — территория не будет портиться. То же самое с мусором. У нас будут стоять контейнеры для раздельного сбора. Партнеры, которые нам в этом помогают, — «Сфера экологии». Пластик в одну сторону, бумагу в другую. Если все будут думать об этом, а не как обычно, и я и Наташа будем счастливы».

По всем законам жанра в завершающем абзаце в шутливой и краткой форме должны быть изложены какие-нибудь выводы или произойти закольцовка с началом статьи. Этого не будет. От всего, что я видел при дневном свете и 70 процентах проделанной работы, уже захватывает дух и душит восхищение. Подумать или поверить, что что-то подобное может произойти в Москве, было решительно невозможно. Поэтому, даже если вы не любитель техно, электронной музыки или современного искусства, то все равно не пожалейте ночь субботы или день воскресенья, чтобы доехать до Мневниковской поймы. Все вместе выглядит так, что от этой красоты, масштабов и проработки деталей глаз отвести невозможно. И лучше, конечно, приехать один раз, чем потом жалеть, что этого не сделал.

Фото: Дмитрий Шумов

Текст Павел Вардишвили