Оливье, Саймон, что вы ели на завтрак?

ОЛИВЬЕ: Чай, хлопья, апельсиновый сок — классика.

САЙМОН: Кофе и сигареты.

 Что вам казалось прекрасным в детстве?

САЙМОН: Пение моей бабушки. Маленькие объекты: муравьи, трава, шкурка апельсина. Я тогда думал, что люди — гиганты для невидимого мира. Я хотел научиться уменьшаться и пролезать в маленькие дыры и трещины в стенах, чтобы найти «их города». Еще пятна бензина на асфальте — мне казалось, что это мертвые радуги, и мне было очень их жалко.

 Любите ли вы готовить?

ОЛИВЬЕ: Я пробовал однажды, и это было ужасно, так что теперь я пеку только печенье! Но оно лучшее!

САЙМОН: Зависит от того, для кого :)

 
Какой самый глупый слух о себе вы слышали?

ОЛИВЬЕ: Что я брат Симона!

 Вы верите в жизнь после смерти?

ОЛИВЬЕ: Зависит от ситуации, но большую часть времени — нет.

САЙМОН: Я верю в то, что смерть — это часть жизни. И что она часть чего-то другого, чего я не понимаю. Пока.

 Какие у вас отношения с деньгами?

ОЛИВЬЕ: Не могу ни с ними, ни без них.

САЙМОН: Ну, это одна из лучших песен ABBA.

 Какая работа была у вас первой?

ОЛИВЬЕ: Графический дизайнер.

САЙМОН: Я рисовал в ночном клубе временные татуировки пьяным.

 
Если бы вы были кем-то другим, хотели бы вы дружить с собой?

САЙМОН: Да, но только чтобы получать бесплатные билеты на концерты.

 Верите ли вы в астрологию?

ОЛИВЬЕ: Да, когда мне нравится, что сулят звезды!

 Что вы делаете, когда нервничаете?

ОЛИВЬЕ: Иду на пробежку
.

САЙМОН: Т.С.П. — танцы, секс, песни.

 Что вы сейчас читаете?

ОЛИВЬЕ: Журнал Кита Харинга.

САЙМОН: «Я пасу облака» Патти Смит.

 Делаете ли вы селфи?

САЙМОН: Только по понедельникам.

 
Какие фильмы, книги, песни помогали вам в сложные времена?

ОЛИВЬЕ: Perfect Day Лу Рида, первый альбом Portishead, Бьорк, «Красота по-американски».

САЙМОН: Книги: «Листья травы» Уолта Уитмена, «В сибирских лесах» Сильвена Тэссона, «Балтийские моря» Тумаса Транстрёмера. Фильм «Великая красота» дал мне надежду, как «Танец реальности» Алехандро Ходоровски дал мне свет, который однажды был очень нужен. Нью-Йорк тоже сильно помогает, его сила и постоянное сияние огней. Еще дикая природа, величавое молчание рельефов, ландшафта. И обычно, когда мне тяжело, я много хожу пешком, стараюсь смотреть на вещи. На детали, на людей, на жизнь.

 О чем вы мечтаете?

ОЛИВЬЕ: Путешествовать и по-настоящему знакомиться с людьми
.

САЙМОН: Яркое утреннее солнце, синее небо, черный кофе, сигареты, а я сижу под выгоревшим зонтиком в кафе после ночи, которую провел глядя на звезды с любимой, друзьями и музыкой. И вся жизнь у нас впереди
.

 Самая странная вещь, которую вам дарили фанаты?

САЙМОН: В почтовом ящике однажды нашел стопку фотографий сломанных кукол с запиской «Ты меня вдохновляешь», в другой раз — остриженные ногти в конверте, еще было письмо с локоном волос внутри, а в личной жизни — это мило, но очень обязывает — нашими именами называли детей.

 Были ли у вас фанаты, которых вы боялись?

САЙМОН: Нет, спасибо богам музыки, на данный момент мы соприкасаемся только с прекрасными людьми.