Карьеру в шоу-бизнесе Вуди Аллен начал тинейджером: посылал шутки популярным тогда газетным колумнистам Эрлу Уилсону и Уолтеру Уинчеллу. Их печатали и честно подписывали имя автора. Правда, Вуди не предупредил крутых бродвейских журналистов, что сам-то он пока учится в школе — вдруг это подорвало бы авторитет изданий. Момент истины настал, когда кто-то из пиар-отдела спросил Уилсона: «А кто этот Вуди Аллен?» Уилсон ответил: «Да какой-то парень из Бруклина».

Пиарщики разыскали Вуди, наняли его писать шутки и пригласили в офис на Мэдисон-авеню знакомиться. Увидев на пороге 16-летнего пацана, боссы не смутились: подписывать его сочинения реальной фамилией все равно никто не собирался. Так, каждый божий день после занятий, которые заканчивались после полудня, юный Вуди садился на метро, добирался до офиса и до самого вечера строчил на пишущей машинке приколы и скетчи за 40 долларов в неделю. А работодатели рассылали плоды его творчества своим клиентам-колумнистам, чтобы те выдали их за свои.

Вскоре Вуди попал на ТВ, затем начал покорение ночных клубов стендап-выступлениями, чуть позже приручил Бродвей, а потом и кинематограф. Итого со всеми короткометражками и ТВ-проектами Вуди Аллен выпустил более 40 фильмов.

«Большинство из них стали киноклассикой. Ну или, во всяком случае, переключать их, бездумно щелкая пультом, не хочется», — говорит Дуглас Макграт, знаменитый голливудский сценарист, режиссер и актер, соавтор Вуди Аллена в фильме «Пули над Бродвеем». И, между прочим, собеседник Вуди вот в этом интервью 2008 года. 

ДУГЛАС МАКГРАТ: Вуди, все твои фильмы, без преувеличения, гениальны. Откуда берешь идеи?

ВУДИ АЛЛЕН: Я просто закрываюсь в спальне, размышляю, просматриваю свои записи, обычно там много интересного. Над идеей, которая мне кажется наиболее жизнеспособной, я и начинаю работать. А если таких идей две — тоже отлично. Теоретически я без проблем бы мог снять два мюзикла подряд или одновременно мюзикл и драму. 

МАКГРАТ: Хочешь сказать, ты носишь с собой блокнот, чтобы сразу записать туда умную мысль?

АЛЛЕН: Нет, блокнота у меня нет, но записи я все же делаю. У меня полон комод исписанных спичечных коробков, салфеток и всяких бумажек. Некоторые из них становятся сценариями. 

МАКГРАТ: Какой картине понадобилось больше всего времени, чтобы с салфетки попасть на экран?

АЛЛЕН: Криминальная комедия «Проклятие нефритового скорпиона», и кстати, я считаю ее далеко не шедевром. Мысль о детективе, которого загипнотизировал нечистый на руку гипнотизер, чтобы совершать ограбления, и который стал одновременно преступником и тем, кто должен раскрыть преступление, пришла 40 лет назад. Кажется, тогда я занимался написанием скетчей, и это тоже был скетч. Я к этой идее постоянно возвращался, но никак не мог понять, стоит ли воплощать ее в жизнь.

МАКГРАТ: И в итоге снял фильм. 

Страницы

Фото: Interview Magazine, September 2008