Короткометражный фильм Гиллиама, который сегодня вечером покажут в Столешниковом переулке, стоит посмотреть всем только для того, чтобы понять, как устроена голова режиссера — откуда выросли «Страх и ненависть в Лас-Вегасе», «Бразилия» и «Король-рыбак». Поразительное кино. Главную роль в The Wholly Family играет мальчик, который до этого никогда не играл в кино. В картине создается ощущение, что он — настоящая юная голливудская звезда. Как рассказал Терри, к концу съемок семилетний ребенок превратился в киномонстра, который указывал всем — режиссеру и съемочной группе.

 

Про ФАНТАЗИЮ

После фильма к режиссеру подошел Николай Хомерики: «Огромное спасибо, к сожалению, сейчас я опаздываю на кастинг. Меня ждут двадцать молодых девочек, сами понимаете, должен уйти. Но прежде этого я хотел бы сказать, что завидую только одному — вашей фантазии. Она у вас нереальная». На что Гиллиам ответил: «Большое спасибо. Вы не представляете, как я от нее страдаю».

 

ПРО ДЖОННИ ДЕППА

«Джонни, конечно, гений. Когда мы закончили "Страх и ненависть в Лас-Вегасе", я сказал ему: "Джонни, ты должен начать смотреть фильмы, в которых ты играешь". Это известная история — он же не смотрит картины со своим участием, не любит это дело. Я его заставил — привел в зал, усадил, сел на другое место. Когда свет включили, увидел, что Джонни нет на месте. Сначала разозлился, потом перепугался, а потом нашел его — в туалете. Джонни тошнило. Такая реакция на себя на экране. Теперь я понимаю — я должен заставить его смотреть кино с собой, потому что… давайте-ка вспомним, где он снялся после "Страха и ненависти в Лас-Вегасе"? Первых "Пиратов Карибского моря" он худо-бедно спас, но все остальное… Если так пойдет, то дело будет плохо».

 

ПРО ПОКОЛЕНИЕ ИНТЕРНЕТА

«Я бы хотел снять кино про поколение людей, у которых не будет памяти. Про тех, кто не помнит имена и телефоны друзей, важные даты... Сейчас оно как раз растет. Эти дети на любой вопрос немедленно кидаются в интернет, чтобы проверить IMDB, Википедию и поискать в Google. Тотальное исчезновение памяти. Как снять кино про людей, настолько одержимых интернетом? Про тех, которые все время должны обозначать, где они находятся, что сделали и увидели? Я недавно был на концерте и заметил, что люди не то что зажигалками, но даже телефонами не размахивают. Теперь они стоят, уставившись в экран, и пишут, что происходит. Когда они получают удовольствие? Это инопланетяне — поколение, у которого постоянный зуд, кратчайший фокус внимания, нетерпимое желание все получить здесь и сейчас. Что это за жизнь, в которой нет памяти и ожидания?

 

«Это была бы картина о поколении, которое разрывает на куски».

 

Как было раньше: ты отправил письмо и ждешь. И жизнь прекрасна! Потому что ожидание гораздо привлекательнее, сексуальнее и магнетичнее, чем, собственно говоря, то, чего ты ждешь. А сейчас ты брякнул что-нибудь, и тут же тебе приходит ответ. Мне безумно интересно это исследовать, снять фильм, но я пока не могу охватить эту тему. Это была бы картина о поколении, которое разрывает на куски.

Я завел Facebook, написал что-то — и на меня посыпались оскорбления. Получается, что правду в соцсетях лучше не говорить? Но бесконечный "lol lol lol" — это не для меня. Хотя вот Стивен Фрай справляется — он твиттерит каждые пять минут. И очень смешно, надо сказать».

ПРО «ОСКАР»

«Академики сами не понимают, кого награждают. Помните "Короля-рыбака"? Статуэтку тогда получила Мерседес Рул, к ее ногам упали все, но — что и требовалось доказать — карьера скакнула вниз. Ее агент утроил гонорар, она сыграла в "Последнем киногерое" с Шварценеггером, и все. Вот она — кровавая цена за "Оскар"».

 

ПРО «МОНТИ ПАЙТОН»

«Первое и главное, что было между нами, — это чувство глубокого уважения друг к другу. Надо понимать, что часть из нас училась в Кембридже, а часть — в Оксфорде. На этом столкновении — теплого, эмоционального и холодного, немного высокомерного — и возникала эта уникальная химия. Напряжение между рассудочным и эмоциональным в сумме давало такой странный результат. Мы могли долго репетировать, но если вдруг кто-то говорил "Получилось", — все сразу понимали: "Это оно", — и шутка шла в шоу».