«Капитан Фантастик» — чудесный фильм. И в то же время ужасный, потому что после него начинают грызть сомнения: я неправильно живу, неправильно ем — все делаю неправильно! 

В жизни бывают такие моменты, когда не знаешь, что делать дальше. Настолько кризисные, что иногда хочется наложить на себя руки. Но острая депрессия проходит, и ты понимаешь: да, все не так, как хотелось бы, но это можно изменить, все поправимо. И если есть такая возможность, ты начинаешь вносить какие-то позитивные изменения. В фильме показана невероятная модель семьи: шесть детей и один отец, и они все делают вместе, не расставаясь ни на минуту. 

 Ваш герой Бен учит детей, что нужно не бояться авантюр и проживать каждый день как последний. Заставил ли фильм лично вас пересмотреть свои взгляды и ценности?

Дайте подумать… Если говорить об отношениях с моим сыном, то да, в ходе съемок я ловил себя на мысли, что мог бы сказать ему что-нибудь другое в той или иной ситуации. И это, собственно, единственный урок, который следует вынести из фильма, — только умение быть хорошим родителем. Не следует задумываться о переустройстве своего образа жизни или чего-то такого. Здесь все-таки показана очень неординарная история. Есть над чем посмеяться, есть над чем подумать. Когда я прочитал первые 10–15 страниц сценария, я был приятно удивлен. В центре истории этакая банда аутсайдеров с консервативными идеями. Но на деле это нечто гораздо большее. «Капитан Фантастик» не только может вдохновить или дать пищу для ума, в нем также много эмоций — местами смешно, местами грустно. 

 Это, пожалуй, мой любимый фильм года. В нем задается важный вопрос: цивилизация вместе с хорошим приносит и плохое, и в нашей власти брать от нее только хорошее и постоянно ставить под сомнение ее достижения, если они ведут нас к деградации. И в фильме есть не самая легкая тема: как дети переживают смерть матери.

Да, болезнь и смерть здесь тоже показаны. Обратите внимание, с какой легкостью и простотой дети в фильме относятся к смерти, к мертвому телу. На мой взгляд, это абсолютно правильный подход. Смерть и болезни — табуированные в нашем обществе темы, и это удивительно, учитывая, что рано или поздно мы все с этим сталкиваемся. Мы видим столько смертей, страданий, насилия и жестокости по телевизору — казни, стрельбу... Поэтому хорошо, что в фильме дети относятся к смерти философски и с любопытством. Здесь вообще столько уникальных правильных моделей поведения: например, дочери Бена не позволяют управлять собой, быть ведомыми, у них свой путь, они самостоятельны и могут постоять за себя.

 Дети в фильме вообще потрясающие. Когда я смотрел на них, во мне даже проснулось чувство зависти — я бы хотел быть таким же находчивым и умным. А ваше детство каким было?

Мой отец был типичным представителем своего поколения. Он уходил из дома рано утром, работал допоздна, потом приходил, ужинал и ложился спать. Мама была всегда рядом со мной, рассказывала мне разные истории, читала со мной, водила в кино. Отец никогда не был со мной категоричен. Он не говорил: «Нет», он говорил: «Возможно, нет». И всегда сопровождал свой вердикт объяснением, почему он так считает. И я, в свою очередь, должен был придумать контраргумент, чтобы защитить свою позицию, а это всегда требовало массу усилий. Самый простой путь для родителя — быть «другом» своему ребенку, позволять ему делать все, что он хочет. Мои родители, наоборот, всегда задавали мне кучу вопросов, что бы я ни делал, лезли во все мои дела. Тогда меня это жутко раздражало, и только потом я понял, что они просто заботились обо мне.

 У вас есть собственное издательство. Должно быть, книги оказали на вас огромное влияние в детстве. Вы из тех людей, которые искали и находили ответы на все вопросы в книгах?

Моя мама была учителем, и благодаря ей я начал увлекаться литературой довольно рано. В детстве я любил историю, мифологию и художественную литературу. Мама приносила мне горы книг, я много читал и погружался во все это. Что бы я ни делал – фотографировал, рисовал, писал, – я всегда рассматриваю свою деятельность как некую историю, связанную с моим мироощущением. Я с детства начал задаваться разными вопросами, которые трудно понять: почему все происходит так, а не иначе, почему мы здесь, зачем мы живем, почему умираем. Когда умер мой кот, я впервые столкнулся со смертью и осознал, что мы не вечны. На самом деле страх перед смертью очень вдохновляет на действия. Я и сейчас, когда просыпаюсь, говорю себе: «Так, у тебя мало времени, нельзя его терять попусту, давай вставай и действуй». В детстве я считал, что это жуткая несправедливость — кто-то отправил меня сюда, чтобы потом мне все равно пришлось уйти, покинуть этот мир. Ведь столько книг еще нужно прочитать и столько всего сделать!

 Вы фотографируете, пишете, редактируете и снимаетесь в кино. Как вам удается переключаться с одного на другое? Как это происходит? Вы встаете утром — и что дальше? Вы просто говорите себе: «Так, сегодня пойду поснимаю». Или что?

Это происходит по-разному. Когда я просыпаюсь, я всегда стараюсь чем-то вдохновиться. Когда-то у меня не было компьютера, потом я его купил, и, должен признать, это исключительный источник идей. С ним ты можешь прочитать книгу, даже связаться с авторами и работать над текстами в отпуске. Знакомство с новой информацией меняет твое мышление и видение вещей. Ты узнаешь разные точки зрения людей, думаешь над ними, формируешь собственное мнение. Я говорю на нескольких языках, а это еще больше расширяет твои возможности. Но вообще у меня нет четкой структуры, какого-то определенного плана действий. Когда я путешествую, я много фотографирую и пишу. Моя актерская карьера, кстати, очень вдохновила меня на создание многих вещей. Надо понимать, что мы не ограничены в своем творчестве и что нет предела совершенству — всегда можно стать лучше. Но мне кажется, что стремление к совершенству, к тому, чтобы быть лучше всех, — пагубная страсть. Это как пытаться быть идеальным отцом. Нельзя снять идеальный фильм, нельзя стать идеальным отцом — это просто невозможно. Это не означает, что не нужно пытаться. Но я также могу понять людей, которые просыпаются и идут чистить зубы с мыслью: «Зачем мне все это надо? Да гори все синим пламенем, мне все равно». У каждого свой путь, конечно. 

 Когда я смотрел фильм, я поймал себя еще на одной мысли. Бен знает несколько языков, он начитан, он великолепный спортсмен, он очень разносторонен и развит. Я и подумал, сколько разных других жизней он мог бы прожить и кем бы мог стать. И, естественно, это навело меня на мысль, сколько бы разных Вигго могло быть, как бы он еще мог себя реализовать.

Да, я во время просмотра поймал себя на мысли: «Черт возьми, какой же я ленивый!» Когда я снимался в этом фильме, понял следующее. Отсутствие матери в семье — и вообще второго родителя — влечет за собой два исхода. Можно сдаться и ничего не делать, а можно, наоборот, через преодоление добиться большего, чем остальные. Мой персонаж пошел по второму пути. Он попытался стать всем для своих детей и заменить им мать.

 А что вы собираетесь делать дальше?

Я очень много всего написал. Есть несколько сценариев, которые я хотел бы поставить.

 Насколько я знаю, один из них — адаптация романа Мари Синдоз «Ловец лошадей»? 

Да, это один из моих сценариев. Я также хочу снять очень личную историю, семейную драму. У меня сейчас период семейных драм.