Фанаты комиксов — люди очень серьезные, а главное, дотошные. Шаг влево, шаг вправо от оригинала их «священных писаний» карается шквалом гневных комментариев и угроз в сети. Поэтому, когда боссы Marvel Studios объявили кастинг нового фильма «Доктор Стрэндж» (в прокате с 31 октября. — Interview), народ, мягко говоря, не понял, почему ключевому персонажу изменили пол. Нет, талантливый нейрохирург, превратившийся в могущественного мага, так и остался мужчиной, да еще каким (Стрэнджа играет Бенедикт Камбербэтч. — Interview). А вот его наставник — старик азиат, тибетский мистик и Верховный волшебник Земли по имени Древний — не кто иной, как Тильда Суинтон. Но шутки в сторону. Режиссер фильма Скотт Дерриксон и глава студии Marvel Studios Кевин Файги считают, что «Древний» — это прежде всего титул, который может передаваться от человека к человеку независимо от половой принадлежности. Так что по сценарию он принадлежит женщине.

Редакция Interview прямо заявляет, что Тильда Суинтон достойна всех титулов и званий на планете Земля. И вообще во Вселенной.

ЭВАНС: Тильда, без вас невозможно представить мир авторского кино. А теперь вы буквально ворвались в киновселенную Marvel. Как так получилось?

СУИНТОН: Судите сами, их фильмы интересны разной аудитории и, в частности, молодому поколению. Та же «Нарния» (Тильда Суинтон снялась в трех картинах серии «Хроники Нарнии» по циклу сказок К. С. Льюиса. — Interview) дала мне нечто, что смогло меня зацепить. С фильмом «Доктор Стрэндж» похожая история.

ЭВАНС: Все равно в голове не укладывается.

СУИНТОН: А я очень рада, что так вышло. В любом случае, как актриса, я не обращаю внимания на масштаб проекта. Я оцениваю его с творческой точки зрения и размышляю, насколько мне интересно стать частью той или иной истории.

ЭВАНС: Тогда что именно привлекло вас в этом проекте?

СУИНТОН: Во-первых, мне понравилась моя героиня. Во-вторых, в «Докторе» я увидела возможность попасть в особый, удивительный и волшебный мир. И в-третьих, на самом деле я фанат Marvel. (Улыбается.)

Как актриса, я не обращаю внимания на масштаб проекта.

ЭВАНС: Вот это неожиданно! Скажите, а какой была атмосфера на съемочной площадке?

СУИНТОН: Все происходящее напоминало какую-то детскую игру, где толпа увлеченных гиков развлекается со всеми этими крутыми спецэффектами, которые, честно говоря, меня поразили до глубины души. Я словно попала на борт огромной лодки, которая вдруг оказалась пиратским кораблем! (Смеется.)

ЭВАНС: Ваша недавняя работа в картине «Большой всплеск» кардинально отличается от съемок в будущем блокбастере. Но привлекла к себе не меньше внимания и также вызвала неоднозначную реакцию, во многом из-за того, что ваша героиня (рок-певица, которая перенесла операцию на голосовых связках. — Interview) молчала большую часть фильма. Расскажите об этом творческом решении.

СУИНТОН: Когда мне предложили роль, я хотела отказаться. В то время моя мама была в очень тяжелом состоянии. Но в конце 2012 года, когда ее не стало, мне захотелось выразить все, что я чувствовала. В тот момент не хотелось ни о чем и ни с кем говорить. И я подумала, что смогу лучше осознать творческие возможности молчания через персонажа, которого постоянно окружает шум толпы. Поэтому я сказала Луке (Гуаданьино, режиссер фильма. — Interview), что буду играть, только если говорить мне будет не нужно.

ЭВАНС: И как он отреагировал на ваше предложение?

СУИНТОН: Cказал: «Давай попробуем». Моя героиня — один из нескольких персонажей, которые никак не могут понять друг друга — со словами или без них. А, например, Гарри (музыкальный продюсер, которого играет Рэйф Файнс. — Interview) только и делает, что говорит, говорит и говорит. Так что эта рок-певица, потерявшая голос, стала своего рода для меня подарком от Луки.

ЭВАНС: А вы можете вспомнить, когда впервые задумались об актерской игре в принципе? Это произошло в школе?

СУИНТОН: Вероятно, да. Учеба в школе-интернате была для меня очень трудным периодом. Я чувствовала себя отчужденно и одиноко. У меня не было близких друзей, и я вообще очень мало контактировала с людьми. Думаю, именно из-за этого чувства отстраненности я стала очень проницательным наблюдателем, и благодаря этому появился интерес к актерской игре. В школе я поняла, насколько легко можно скрывать свои истинные чувства, и узнала, что люди, как правило, говорят одно, а на самом деле думают совершенно другое. 

ФОТО: JASON BELL/WDSSPR.