«Гаттака»
реж. Эндрю Никкол, 1997

Большой брат «Равных» и просто отличный фильм из 90-х, который сразу же приходит в голову, когда просят посоветовать фантастику на вечер. Три первых причины посмотреть фильм — Итан Хоук, Ума Турман и Джуд Лоу в главных ролях до того, как они стали заслуженными мэтрами. ДНК в недалеком будущем опасно программирует не только физические особенности, но и человеческие достижения, карьеру и успех. Самое интересное и захватывающее доступно генетически превосходным, на унылой и трудной работе мыкаются те, кого признали вторым сортом. Главный герой настолько бредит космическими путешествиями, что присваивает себе ДНК превосходящего его приятеля, чтобы обмануть комиссию и открыть для себя Вселенную. Вот только на пути ему встретится девушка, от которой тайну подлога будет скрыть не так-то просто. Антиутопия из мира, который еще помнит овечку Долли и спорит об этичности клонирования органов.

«Остров»
реж. Майкл Бэй, 2005

Что-то очень знакомое: десятки тысяч людей живут и работают в большом организме, ожидая только одного — отправления на дальний Остров. На планете, которая целиком загрязнена и испорчена людьми, Остров — то райское место, рекламные ролики которого крутятся на всех экранах закрытого города. В один из дней для путешествия выбирают Джордан Ту-Дельта (Скарлетт Йоханссон), лучезарную красавицу с длинным хвостом, а влюбленного в нее пытливого Линкольна Шесть-Эхо (Юэн Макгрегор) начинает интересовать, где этот остров и как туда отправиться вместе с ней. Экшн Майкла Бэя об экологической катастрофе и симулякрах с десятками трупов, больничных коек, вертолетных погонь и океанических волн захватывает и уже не отпускает. Предчувствие не обманывает ни Линкольна, ни нас: за идеей Острова не стоит ничего хорошего.

«Они живут»
реж. Джон Карпентер, 1988

Идеальные фильмы американского мастера недорогих триллеров Карпентера почти всегда сопровождаются его собственной музыкой. Вступление «Они живут» для фаната американского кино — как две ноты «Челюстей», от которых кровь застывает в жилах. Обычный житель мегаполиса находит на задворках Нью-Йорка темные очки, в которых мир выглядит совершенно в другом свете. Город давно населяют мертвецы, жадные до человечины, вся красочная реклама оперирует императивами («Размножайся!», «Покупай!», «Бойся!»), спасения нет ни в церкви, ни в полиции, ни наедине с любимой женщиной. Карпентер радикально обошелся с обществом потребления и спектакля и вручил главному герою винтовку в борьбе с зомби, которые давно захватили Америку своей инерцией, жадностью и тупизной. Один из самых интересных фильмов в пересказе Жижека в «Киногиде извращенца» и пособие по нон-конформизму и трезвому взгляду на мир вокруг.

«Парень и его пес»
реж. Л. К.Джонс, 1975

Грустная и местами серьезная «Кин-дза-дза» с поправкой на Четвертую мировую войну 2024 года, после которой на Земле почти никого не осталось. Ранняя роль Дона Джонсона, который, внимание, играет парня, который телепатически общается с собакой. Собака — серый терьеристый пес, который не скупится на остроумные ремарки и ругательства — путешествует за спиной в рюкзаке. Выжившие — растерянные, разбитые и совершенно обычные жители Земли, а не какие-то техногенные воины — консервативны и агрессивны, как в довоенные времена. Посреди головорезов и мародеров пытается жить небольшое сообщество, которое делает вид, что ядерной войны не было. Встречающий соблазнительную молодую девушку главный герой еще не знает, что ему предстоит заселить своими потомками часть суши и стать жертвой коварного плана, но пес по имени Кровь не подведет. Дикий, оголтелый, радостный и остроумный фильм об одиночестве и разговорах с самым собой (что еще может символизировать пес-телепат?), когда живешь в мире, который чудом уцелел после катастрофы.

«Странные дни»
реж. Кэтрин Бигелоу, 1995

Женщина-терминатор и просто невероятный режиссер Кэтрин Бигелоу снимает в 1995 году страшную фантазию о миллениуме, в котором не осталось ничего святого. Пока общение и личная жизнь людей все больше контролируется государством, у некоторых остается выбор — загрузить себе в мозг дискету переживаний и опыта другого человека. Им может быть кто угодно: от беззаботной школьницы до счастливого семьянина. Как 3D-кино, только на самом деле. Ощущения, а не впечатления. Главный герой в исполнении Рэйфа Файнса играет дилера, продающего всем вокруг осколки жизни других людей: такой туризм в тело другого в 2000 году очень востребован. Внезапно он узнает, что смерть убитой подруги тоже записана на дискету, а за индустрией игр нового поколения стоят люди с оружием — и это не просто какие-то бандиты. Головокружительно смелый и захватывающий экшн по сценарию Кэмерона о странных днях, к которым человечество движется быстрыми шагами.

«Зеленый сойлент»
реж. Ричард Флайшер, 1973

Среди меньшинства — культовый, широкой публике — совсем неизвестный, но абсолютно выдающийся детектив-антиутопия о секретах доступной еды для масс. В 2022 году, когда Земля необратимо пострадала от парникового эффекта, а перенаселение достигло пика, работы, ресурсов и еды на всех не хватает. На помощь приходит элементарное в использовании универсальное питание «Зеленый сойлент», вроде как имеющий экологические корни. Двое детективов расследуют убийство и включаются в последовательность внезапных смертей, где никто не хочет рассказать тайну «Сойлента». Этот фильм — доказательство того, что монтаж, сценарий и пристальный взгляд в персонажа в антиутопии важнее декораций. Изматывающая жара, теснота, духота и обреченность ощущаются в каждом кадре и клоузапе без актеров-звезд, пышных костюмов и могущественных декораций. Нью-Йорк в 35 градусов жары, заваленный мусором, вполне себе место действия: так решать вопросы с правдоподобием могли только в американские 70-е.

«Альфавиль»
реж. Жан-Люк Годар, 1965

Замахивающийся на «Метрополис» Фрица Ланга и при этом говорящий по-французски антиутопический эксперимент Годара запомнился массам главным образом крупным планом глаза героини Анны Карины. Оператор Рауль Кутар обошелся без спецэффектов, снимая фильм в монохроме и собирая один за другим впечатляющие модернистские здания: холодные, наполненные воздухом, лишенные человеческой удобности. Его нуар из будущего, где мужчины сухо смотрят исподлобья в агентских плащах, — о желании человека покончить с городом с запахом мертвечины Альфавилем, который управляется компьютером, отменившим любовь, теплоту и воображение. Годар экспериментировал с жанрами с самого начала: мелодрама, гангстерский фильм, мюзикл в его исполнении становились совершенно другими фильмами. То же можно сказать об «Альфавиле» — сумрачный мир, где нельзя сомневаться и рефлексировать, по Годару подлежит обязательному уничтожению: ведь спрашивать «почему» куда важнее, чем отвечать «потому что». Нуар ломается, антиутопия тонет в узости компьютерных возможностей, ирония и сомнения рождают революцию.

Текст Алиса Таежная