Виктория Исакова

НА ЭКРАНАХ: ФИЛЬМ «УЧЕНИК», СЕРИАЛЫ: «ПЬЯНАЯ ФИРМА» И «СТЕРВА».

Смотря что под «жопой» подразумевать. «Золотой глобус», «Золотой медведь», «Венецианский лев», «Пальмовая ветвь», «Оскар» — у русского кино все это есть. Фрейд когда-то сказал: «Целью всякой жизни является смерть». Так что кино может умирать и вновь рождаться. Сам факт существования словосочетания «русское кино» — это хорошо. Страшно подумать, сколько сил потрачено, чтобы его уничтожить. И едва ли кому-то из нас, кто к кино имеет отношение, придет в голову, что смысл нашей жизни в жопе. А если вдруг совсем станет тоскливо, можно на телефон крутое кино снять и даже удовольствие от этого получить. 

Михаил Местецкий и Нигина Сайфуллаева

НА ЭКРАНАХ: «ХОРОШИЙ МАЛЬЧИК» (МИХАИЛ) И «ПРО ЛЮБОВЬ — 2» (НИГИНА).

Михаил: Русское кино не в жопе. Точнее, так: давайте как минимум дифференцировать разные жопы. Я как-то получил приз на Багдадском кинофестивале. У них там был разгар войны, и мне сказали, что в программе (даже!) есть один иракский фильм. Вот это, понимаю, жопа. В России же снимается 100 фильмов ежегодно. Серебренников снимает, Звягинцев снимает, Лобан даже может себе позволить временно не снимать, побыть в творческом поиске. Я думаю, неприлично слишком сетовать на бедственное положение, когда все карты у тебя на руках. Ну да, есть всякие злодеи, цензура, инфантильный кинопрокат, патриотическая истерия. Но это уже называется «российское общество в жопе», кино тут с краю.

Иван Янковский

НА ЭКРАНАХ: «ДАМА ПИК», «ИКАРИЯ» И «ИСТОЧНИК». 

Я стараюсь смотреть российские фильмы. В отношении коллег никогда не скажу ничего плохого, потому что понимаю, какой дикий труд стоит за всем этим. Вот вы заметьте, как мы выступили на недавней Олимпиаде, потому что мы все сплотились — и спортсмены, и народ. Мы хотим, несмотря на все внешние обстоятельства, воспрянуть. И таким же образом очень важна поддержка со стороны зрителя, она способна многое изменить в лучшую сторону. Вот в Америке Бэтмен — народный герой. Его придумали во времена Великой депрессии. Придумали не копов, а героя в маске — и в него верят. Должен быть герой, в которого верят, тогда все получится.

Петр Федоров

НА ЭКРАНАХ: «ДУЭЛЯНТ», «ЛЕДОКОЛ» И «ЕЕ ЗВАЛИ МУМУ».

Русское кино не может быть в жопе, иначе наши жизни бессмысленны. Как и жизни важнейших людей, которые посвятили свой путь кинематографу. Кино — это движение, нельзя оценивать это явление вне контекста времени и истории. У нас есть преемственность, уникальный ментальный код, мы вновь обретаем себя. Кроме нас самих, нам мало что должно быть интересно. Как и кино, которое уже все больше про нас. Обратите свое внимание.

Юрий Колокольников

НА ЭКРАНАХ: ФИЛЬМ «ДУЭЛЯНТ», СЕРИАЛЫ: «ОБРАТНЫЙ ОТСЧЕТ», «ПЬЯНАЯ ФИРМА» И «СТЕРВА». 

Россия — страна талантов. Русское кино не может быть в жопе в принципе, потому что советское и российское кино — это шедевры XX века. История нашей страны насыщена кровавыми и драматическими событиями, а это благодатная почва для сценаристов. Мы учимся гораздо быстрее, чем кто-либо. Поэтому сейчас появляются такие масштабные проекты, как «Дуэлянт» Алексея Мизгирева. И не забывайте про то, кто создал Голливуд. Кто основатели главных студий? Эмигранты из России.

Илья Найшуллер

НА ЭКРАНАХ: «ХАРДКОР».

Русское кино не в жопе, пока в стране есть хоть небольшое количество талантливых, бескомпромиссных и пробивных людей, которые настроены на создание чего-то большего в кинематографе, нежели типичные «откат-проекты». И что самое главное, наши ряды всегда будут пополняться. Если на 50 фильмов лишь один будет по-настоящему достойным, он все равно будет.

Мария Шалаева

НА ЭКРАНАХ: ФИЛЬМ «БЛОКБАСТЕР», СЕРИАЛЫ: «ДОКТОР РИХТЕР» И «ИЗВРАЩЕНЦЫ». 

У российского кино огромный творческий ресурс! Не обязательно, чтобы кофточка была как у всех (если бесконечно на всех оглядываться, никогда не станешь собой). Быть в жопе — это тоже одно из направлений, которое все равно заканчивается выходом.

Николай Хомерики

НА ЭКРАНАХ: ФИЛЬМ «ЛЕДОКОЛ».

У искусства нет административных или других границ, поэтому волнует больше, куда в целом движется кинематограф. Минус в том, что кино все больше коммерциализируется и глобализируется (простите за умные слова). В зрительском кино все больше киноаттракционов, а в авторском все больше провокаций-пустышек. Аттракцион должен быть с человеческим лицом, как в «Титанике». Авторский фильм должен быть настроен на разговор с небом, а не с повседневностью. Плюс в том, что технологии позволяют молодым, при наличии недорогой камеры, самовыражаться самим в этом, ранее считавшемся дорогостоящим, искусстве. Надо давать больше минимальных бюджетов на дебюты молодых, и будущее у российского кино будет!

Василий Сигарев и Яна Троянова

НА ЭКРАНАХ: «СТРАНА ОЗ».

Василий: Десять процентов фильмов снимают нормально, остальное остается в жопе. Это я говорю не про русское кино, это общий закон, так можно сказать и про Голливуд. Я знаком с людьми, которые там работают, и они мне часто рассказывают о том, как это делается, какой там бардак на площадке — такой же, как и тут. Просто у нас 10 процентов — это меньше, у нас это восемь фильмов, а у них пятьдесят. А вот маленькое кино у нас ни фига не в жопе. Тот же «Горько!», который собрал в разы больше собственного бюджета. Но и в Голливуде ведь «Аватар» случается раз в 10 лет. Есть продюсеры, которые умеют считать деньги, их мало. «Горько!», «Горько-2» и «Самый лучший день» сделаны с четким пониманием того, сколько конкретно они должны стоить, чтобы хорошо заработать. Так же сделан «Хардкор», который снят за копейки и тоже заработал, но, кстати, в Америке, так как сделан на английском, с прицелом на западную публику. Русская культура на Западе потребляется очень дозированно. Если не делать таких проектов, как фильм Найшуллера, мы свою специальную культуру масштабно никогда там не продвинем.

Михаил Идов, Елена Ванина, Лили Идова

НА ЭКРАНАХ: СЕРИАЛ «ОПТИМИСТЫ».

Жопа начинается с себя, так сказать. В процентном соотношении Россия производит не больше и не меньше шлака, чем любая другая кинодержава, но имеет тенденцию сравнивать свой шлак с чужими сливками. Можно винить ограниченные бюджеты, зрителя, цензуру, но при настоящем желании хорошее кино можно снять и на телефон, и в Иране. Главное — относиться к тому, что пишешь и снимаешь не как типовому продукту или способу заработать, а как к истории, которую ты должен рассказать или сдохнуть. В остальном все ингредиенты на месте: выросло целое поколение прекраснейших молодых актеров, со многими из которых нам выпала честь сейчас работать; гениальные операторы, способные дать картинку на миллион долларов за одну десятую этой суммы; режиссеры мирового класса, в конце концов, при этом не застрявшие в фестивальном дискурсе а свободно движущиеся между артхаусом и жанром, полным метром и ТВ, что очень важно для здоровья кино. Ну и продюсеры, готовые дать этим режиссерам шанс, есть, что не менее важно. 

ВСЕ ФОТО: ЛИЧНЫЙ АРХИВ.