Фото josh olins, Стиль Michelle Cameron

Даже в нашу эпоху расцвета хорошего телевидения видно, что Эллиот, главный персонаж сериала «Мистер Робот», ничем не уступает другим любимым героям маленького экрана Тони Сопрано или Дону Дрейперу. Сыгравший Эллиота актер Рами Малек номинирован на премию «Эмми» и будет претендовать на награду наряду с такими не последними людьми, как Кевин Спейси (номинирован за роль в «Карточном домике») и Лив Шрайбер (за «Рэя Донована»).

Сейчас идет второй сезон, и Эллиот, днем обеспечивающий техподдержку в большой компании, а по вечерам подрывающий основы современного общества, еще больше одержим радикальными идеями Occupy. Любой актер убил бы за такую роль: после прошлогоднего первого сезона 35-летний Рами Малек стал звездой, хотя до этого работал в кино и на телевидении больше 10 лет. Он снимался у Пола Томаса Андерсона в «Мастере» (2012) и у Спайка Ли в ремейке «Олдбоя» (2013), но, как признается сам Малек в интервью Роберту Дауни-младшему, роль в «Мистере Роботе» открыла ему совсем новые возможности, в том числе кинокарьеру совершенно другого уровня: сейчас он снимается в главной роли в фильме Сары Адины Смит «Слабое сердце Бастера». Дауни-мл. позвонил Малеку через несколько недель после того, как заехал навестить его на съемках второго сезона «Мистера Робота».

Роберт Дауни-мл.: У меня первый вопрос очевидный. Создателя и продюсера сериала «Мистер Робот» зовут Сэм Эсмейл, точно так же, как и твоего брата-близнеца Сэми. Что между ними общего?

Рами Малек: Довольно много. Оба мне регулярно дают советы по поводу того, как мне жить. (Смеется.) Еще оба они египтяне и чем-то похожи внешне.

Роберт: Я не буду пытать тебя насчет рабочих и родственных отношений. Вообще в роли интервьюера чувствую себя неловко, боюсь спросить что-то не то. Расскажи мне о «Слабом сердце Бастера», что это будет за кино?

Рами: Я прочел сценарий примерно год назад, и мне понравилось, что он очень поэтичный и оставляет пространство для воображения. Например, там детально были визуально описаны сцены, в то время как многие диалоги мы импровизировали уже во время съемок. Я никогда ни в чем подобном не участвовал, поэтому очень рад. Режиссер фильма Сара Адина Смит теперь его монтирует и скоро начнет предлагать разным кинофестивалям.

Роберт: Хочу его посмотреть!

рубашка, GIVENCHY BY RICCARDO TISCI
рубашка, GIVENCHY BY RICCARDO TISCI

Рами: Надо будет устроить просмотр. Приезжай.

Роберт: Да, надо будет снова заехать к вам на съемки. Мне понравилось в прошлый раз.

Рами: А уж мне как понравилось! (Смеется.) Ты меня сделал героем дня! Все подходили и спрашивали: «Ты знаешь Роберта Дауни-младшего? Откуда?» — и я начал слегка сочинять, но не очень сильно: что мы тусуем вместе и смотрим кино. И не все из этого — мои фантазии. (Смеется.) Обычно, когда я на съемках смотрю в сторону монитора, там Сэм Эсмейл с кем-нибудь еще отсматривает снятое. А тут величайшая звезда нашего времени Роберт Дауни-младший просматривает мои неудачные дубли. Есть повод для волнения.

Роберт: Я вот что скажу: первый дубль, который я видел, был идеальным, ты отлично все сделал. Я не уверен, что именно он попадет в сериал, но мне кажется, что ты очень хорошо чувствуешь своего героя, и не твоя вина, что режиссер хотел сказать что-то другое.

Рами: Интересно, что потом мы снимали одну сцену, и Сэм быстро сделал два дубля со мной и стал закругляться. Я подумал, что все дело в том, что солнце стало садиться и освещение уже не годилось. А он мне сказал: «Когда на площадку приходил Роберт Дауни-младший, я его спросил, сколько ему нужно дублей. И он ответил: „Первый обычно годится. Второй нужен для того, чтобы посмотреть, можно ли сделать лучше. Так что Дауни нужно только два дубля“».

Роберт: (Смеется.) На самом деле первая пара дублей нужна для разогрева; никто первый, например, и не собирается использовать. Но я бы посмотрел фильм, в котором использованы только первые дубли. Это было бы смешно. 

Рами: Гениальная идея! Мы должны сняться в таком фильме вместе!

Роберт: Кстати, я когда начал смотреть «Мистера Робота», подумал, что ты из Нью-Йорка. Не только потому, что ты там говоришь с акцентом: в конце концов, Нью-Йорк — такой котел, что там можно услышать любую речь. Просто все настроение сериала очень «восточнопобережное», нью-йоркское. Тебе вообще легко в Нью-Йорке, учитывая, что ты родился и вырос в Лос-Анджелесе?

Рами: Это абсолютно мой город. Мне нравится, что там запросто можно заговаривать с людьми на улицах. Почему-то есть такое мнение, что нью-йоркцы закрыты. Мне кажется, наоборот, в Лос-Анджелесе гораздо сложнее просто заговорить с незнакомым человеком. Мне нравится, что в Нью-Йорке можно сесть в метро и ехать непонятно куда, выйти в новом месте и начать его изучать, и все будет интересным, потому что здесь только людей и культур. И при этом при всех поражающих цивилизационных прелестях Нью-Йорка в нем действительно что-то есть от диких джунглей. Я знаю, что ты не большой фанат Нью-Йорка…

Роберт: Просто я там родился, и, как у каждого нью-йоркца, у меня сложные отношения с родным городом: за что-то люблю, за что-то ненавижу. Я хочу задать тебе вопрос про второй сезон «Мистера Робота», который сейчас идет. Но так, чтобы ничего не заспойлерить.

Рами: Давай.

рубашка, GIVENCHY BY RICCARDO TISCI
куртка, GIVENCHY BY RICCARDO TISCI; футболка, GOSHA RUBCHINSKIY; брюки, COMME DES GARÇONS; кеды, REEBOK.

Роберт: Я сейчас себя чувствую как все эти несчастные журналисты, которые расспрашивают меня про «Мстителей» или «Железного человека», а я им ничего толком не могу ответить, потому что все, что я им ни скажу, будет спойлером.

Рами: Мне кажется, ты не из тех людей, которому можно отказать, так что расскажу все, что знаю.

Роберт: Отлично. Твой герой Эллиот потряс меня тем, что он все время находится в напряжении, он измотан своим образом жизни, как будто не может расслабиться и жить как все. Ему постоянно нужно придумывать себе проблемы. Во втором сезоне он такой же? Не смягчился?

Рами: Я бы не сказал, что он расслаблен, он скорее сфокусирован, собран для достижения своей цели.

Роберт: И как ты, человек, который никогда не совершил ничего незаконного, не сидел в тюрьме, не привлекался за наркотики, можешь это играть? Мне правда интересно.

Рами: Насчет проблем с законом канадские пограничники не согласились бы с тобой. (Смеется.) Мне как раз интереснее играть людей, которые на меня не похожи. В первом сезоне Эллиот еще как будто двигался на ощупь. Во втором, когда убедился в том, что мистер Робот реален, в его жизни появился новый смысл и цели. Мне нравится этот сдвиг в нем, я продолжаю его для себя открывать по мере развития сюжета.

Роберт: Я видел тебя на съемочной площадке и потом в Нью-Йорке уже вне работы, и мне показалось, что ты уже привык к стрессу — а он огромен, все-таки не так легко быть центральной фигурой целого телевизионного шоу, это большая нагрузка и ответственность — и что ты немного расслабился, даже набрал вес и не мучаешь себя диетами, чтобы выглядеть изможденным ради роли.

рубашка, GIVENCHY BY RICCARDO TISCI
футболка, VINTAGE; брюки, RAG & BONE.

Рами: Смешно сейчас вспоминать, но когда я начал сниматься, я совсем ничего не знал о людях, принимающих наркотики. Одним из побочных эффектов морфинов является отсутствие чувства голода: не знаю, заметил ты или нет, но единственный раз, когда Эллиот хоть что-то ест за весь первый сезон, это в пилотной серии жареную картошку в «Макдоналдсе». И я ее уплетал так! (Смеется.) Прямо набросился на нее. Понятное дело, что мы должны выглядеть так, как нужно по сценарию. Ты-то об этом все знаешь: в «Шерлоке Холмсе» ты в прекрасной физической форме. Как у тебя так получилось?

Роберт: Многое зависит от удачного стечения обстоятельств: я уверен, что правильная роль находит тебя, когда ты к ней готов. С возрастом организм тяжелее переносит такие перепады веса или нерегулярность в занятиях спортом. Так что поговорим в 2036 году и обсудим, как на нашем здоровье сказались все эти нагрузки ради работы. Я вот что еще хотел спросить: понятно, что ты сейчас постоянно занят в сериале, но наверняка же у тебя есть какие-то мысли насчет того, что ты будешь делать, когда эта работа завершится.

Рами: Да, постоянно об этом думаю, не хочу, чтобы со временем зрители продолжали считать, что у меня только и получается амплуа параноика, помешанного на теориях заговора. И я отдаю себе отчет в том, что такое тоже вполне возможно. Поэтому я готов попробовать себя в чем-то совершенно противоположном — при условии, конечно, что в этом будут участвовать люди, чью работу я уважаю, и хороший сценарий. Надеюсь, это случится скоро, и я готов помогать судьбе как смогу.

рубашка, GIVENCHY BY RICCARDO TISCI
куртка, BURBERRY; брюки, RAG & BONE; кеды, ADIDAS.